Гоголевские мотивы. Роман «Отцы и дети» написан Тургеневым в начале 60-х гг. XIX в. Так как любое произведение — это дитя своего времени, то особо­го внимания заслуживает литературная и общественная жизнь того периода истории: ожесточенные дискуссии по поводу отмены крепо­стного права и перспектив дальнейшей жизни России происходили не только в деревнях и селах, но и в богато убранных гостиных. Это со­бытие всколыхнуло общество, спровоцировало еще большее разделе­ние либералов и консерваторов и появление новых общественных те­чений, в частности, нигилизма, который зародился задолго до 60-х, но окончательно сформировался именно в это время. Многих писа­телей заинтересовал новый тип молодого человека-нигилиста, но наиболее интересное выражение, как мне кажется, он получил в ро­мане «Отцы и дети».

Необходимо отметить, что значимым событием в литературной жиз­ни страны также стало возникновение двух основных направлений: так называемых, пушкинского и гоголевского.

Последователями А. С. Пушкина были в большинстве своем роман­тиками, этому течению было свойственно высокое стремление мыслей, а центром всех произведений было описание дворянской жизни, его пре­имущества перед остальными слоями населения, которые якобы не обла­дали ни интеллектом, ни тонкостью душевного строения, а значит, не заслуживали права быть освещенными в художественном произведении.

Продолжатели же традиций Н.В. Гоголя, наоборот, ставили в центр читательского внимания не дворянина, а мещанина, чиновника с его мелкими каждодневными заботами, однако не забывая подчеркнуть интересные стороны его характера, быт и нравы чиновничеств вообще. Это направление получило название «натуральной школы».

«Отцы и дети» — достаточно ранний роман Тургенева. Возможно, к этому времени писатель не сформировал до конца свои художественные принципы, поэтому в произведении прослеживается влияние обоих на­правлений.

В чем же заключаются особенности гоголевского направления в ро­мане? Помимо описания жизни человека недворянского типа мышления, можно отметить, что основным мотивом произведения является мотив путешествия. В соответствии с поездками двух товарищей, Аркадия и Евгения, выстаивается сюжет. Как и в описании путешествия Чичикова в поэме «Мертвые души», здесь прослеживается определенная сюжетная линия: постепенный разрыв отношений между двумя поколениями. С начала романа молодые люди предстают добрыми друзьями, а потом, к моменту их последней встречи, они едва переносят друг друга.

Итак, с первой главы угадываются гоголевские мотивы. Это описа­ние трактира, в котором ждет своего сына Николай Петрович Кирсанов. По скупым описаниям, по уменьшительно-ласкательным суффиксам («крылечко», «скамеечка») мы сразу узнаем ироничные гоголевские за­метки о состоянии постоялых дворов в России. Как и в «Мертвых ду­шах», перед глазами читателя появляются сначала лошади и тарантас, а потом только — Евгений и Аркадий.

По дороге к поместью Кирсановых героям попадаются мужики, оде­тые в тряпье, погоняющие тощих кобыл, перед глазами встают невесе­лые картины: жалкие домики, чахлые деревья, старенькие церквушки, пустые гумна и отворенные сараи.

Это отчетливая реминисценция, в памяти сразу всплывают описания деревень в «Мертвых душах». Это ощущение усиливается, когда мы вме­сте с героями въезжаем на холм, и перед нами открывается вид на поме­стье. Читатель подсознательно чувствует, что Марьино на самом деле та же Маниловка. И автор поддерживает эту идею описанием проектов Ни­колая Петровича: до боли знакомы и пруд, и беседка, и даже пристройка.

Размышления Аркадия напоминают лирические отступления Гоголя о судьбе России и каждого человека в отдельности. Этим юноша сразу же завоевывает расположение читателя.

В описании Павла Петровича гоголевская манера проявляется в том, сколь большую роль играет в его образе деталь. И щегольская одежда, и лаковые полусапожки, и особенно холеные руки почти сразу формиру­ют в сознании образ этого героя.

На аналогию с гоголевским «Ревизором» наводит присутствие в романе «Отцы и дети» таких персонажей, как Ситников и Кукшина. Эти мелкие люди с необыкновенно высоким самомнением ведут рас­суждения о либерализме, женском труде, не обладая достаточными знаниями, чтобы позволять себе подобные разговоры. Они очень на­поминают пустышку Хлестакова, любителя состроить из себя не того, кем он является. Общее впечатление подтверждает интерьер, безвку­сица в меблировке, разбросанные и даже не разрезанные журналы, лежащие для создания видимости учености и просвещенности. Это «господа нигилисты», которым нравится все отрицать, потому что это модно, и нравится, напившись с утра шампанского, сиплыми голоса­ми орать препротивные песни. Кукшина и Ситников с успехом совме­щают многие пороки чиновничьего мира «Ревизора»: суетливость и бестолковость Анны Андреевны и Марьи Антоновны, преувеличенное самомнение чиновников, показное бахвальство Хлестакова.

Как и поэму Гоголя, роман Тургенева можно считать и социально­психологическим, и семейным, и философским произведением. Ос­новная идея автора — показать тип нигилиста, но в то же время — воз­вести сатиру на псевдонигилистов в стиле Гоголя.

Итак, мы видим, что в «Отцах и детях» прослеживаются определен­ные мотивы, выраженные, главным образом, в построении действия и в сатирическом описании. Можно сказать, что это произведение встало в один ряд с творениями самого Гоголя, а в чем-то даже, быть может, превзошло его.