Гоголь — обличитель нравов. Гоголь давно мечтал написать комедию о России, высмеять недо­статки бюрократической системы, хорошо известные каждому русско­му человеку. Сюжет комедии «Ревизор», так же как и сюжет бессмерт­ной поэмы «Мертвые души», был подарен Гоголю А. С. Пушкиным. Работа над комедией так увлекла и захватила писателя, что в письме Погодину он написал: «Я помешался на комедии».

Гоголь говорил позднее, что на сценическую площадку «Ревизора» стеклись из разных уголков России «…исключения из правил, заблуж­дения и злоупотребления». В «Ревизоре» Гоголь умело сочетает «прав­ду» и «злость», то есть реализм и смелую, беспощадную критику действительности. При помощи смеха, беспощадной сатиры Гоголь обличает такие пороки русской действительности, как чинопочитание, корруп­цию, произвол властей, невежество и плохое воспитание. В «Театраль­ном разъезде» Гоголь писал, что в современной драме действием движет не любовь, а денежный капитал и «электричества чин». «Электричества чин» и породил трагикомическую ситуацию всеобщего страха перед лже-ревизором.

Гоголь показал, что «ситуация ревизора» охватывает жизнь многих, собственно, всех людей — и находящихся внизу и занимающих высшие ступени общественной лестницы. В комедии «Ревизор» представлена целая «корпорация разных служебных воров и грабителей», блаженно существующих в уездном городе Н. При описании мира взяточников и казнокрадов Гоголь использовал ряд художественных приемов, которые усиливают характеристики персонажей.

Узнав, что, например, фамилия частного пристава — Уховертов, а уездного лекаря — Гибнер, мы получаем уже достаточно полное пред­ставление об этих персонажах и об отношении автора к ним. Кроме того, Гоголь дал критические характеристики каждого из главных действую­щих лиц. Эги характеристики помогают лучше понять суть каждого пер­сонажа. Городничий: «Хоть и взяточник, но ведет себя очень солидно». Анна Андреевна: «Воспитанная вполовину на романах и альбомах, впо­ловину на хлопотах в своей кладовой и девичьей». Хлестаков: «Без царя в голове. Говорит и действует без всякого соображения». Осип: «Слуга, таков, как обыкновенно бывают слуги несколько пожилых лет». Ляпкин- Тяпкин: «Человек, прочитавший пять или шесть книг, и потому несколь­ко вольнодумен». Почтмейстер: «Простодушный до наивности человек».

Яркие портретные характеристики даны также и в письмах Хлеста­кова в Петербург своему приятелю. Так, говоря о Землянике, Хлестаков называет попечителя богоугодных заведений «совершенной свиньей в ермолке».

Основным литературным приемом, которым пользуется Н. В. Го­голь при комическом изображении чиновников, является гипербола. Ярким примером применения этого приема являются образы Христиа­на Ивановича Гибнера, который не в состоянии даже общаться со сво­ими больными по причине полного незнания русского языка, Аммоса Федоровича и почтмейстера, решивших, что приезд ревизора предвещает грядущую войну.

Гиперболична поначалу и сама фабула комедии, но по мере разви­тия действия, начиная со сцены рассказа Хлестакова о его петербургс­кой жизни, гипербола сменяется гротеском. Ослепленные страхом за свое будущее, чиновники хватаются за Хлестакова как за соломинку, городское купечество и обыватели не в состоянии оценить всей абсурд­ности происходящего. Несуразности нагромождаются одна на другую: тут и унтер-сфицерша, которая «сама себя высекла», и Бобчинский, просящий довести до сведения его императорского величества, что «в таком-то городе живет Петр Иванович Бобчинский» и т. п.

Кульминация и следующая сразу за ней развязка наступают неожи­данно. Письмо Хлестакова дает такое простое и даже банальное объяс­нение, что в этот момент оно выглядит для Городничего, например, го­раздо более неправдоподобным, чем все хлестаковские фантазии.

Городничему, по всей видимости, придется расплатиться за грехи своего окружения. Разумеется, он и сам не ангел, но удар настолько си­лен, что у Городничего наступает нечто вроде прозрения: «Ничего не вижу: вижу какие-то свиные рыла вместо лиц, а больше ничего… »

Далее Гоголь применяет прием, ставший популярным в наше вре­мя: Городничий, ломая принцип так называемой «четвертой стены», обращается прямо в зал: «Чему смеетесь? Над собой смеетесь». Этой репликой Гоголь показывает, что действие комедии на самом деле вы­ходит далеко за пределы театра, переносится из уездного города на необъятные просторы России. Ведь недаром некоторые литературоведы видели в этой комедии аллегорию на жизнь всей страны. Есть даже ле­генда о том, что Николай I, посмотрев пьесу, вымолвил: «Всем доста­лось, а больше всех мне!»

Немая сцена: как громом пораженные стоят обитатели провинци­ального городка, погрязшие во взятках, пьянстве, сплетнях. Но вот идет очищающая гроза, которая смоет грязь, накажет порок и наградит доб­родетель. В этой сцене Гоголь отразил свою веру в справедливость выс­шей власти, бичуя тем самым, по выражению Некрасова, «маленьких воришек для удовольствия больших». Следует отметить, что пафос не­мой сцены не вяжется с общим духом этой гениальной комедии.

После постановки комедия, в которой Гоголь сломал все каноны драматургии, вызвала шквал критики.

Но главное недовольство критики было обращено на отсутствие по­ложительного героя в комедии. В ответ на это Гоголь напишет в «Теат­ральном разъезде»: «… Мне жаль, что никто не заметил честного лица, бывшего в моей пьесе. Это честное, благородное лицо был — смех».