1. Творчество М. А. Булгакова.

2. Основные мотивы и смысл повести «Собачье сердце».

3. «Противостояние» творца и творения: Шариков и Преображенский.

4. Значение фантастики и реальности в произведении.

Фантастика и реальность в повести М. А. Булгакова «Собачье сердце». М. А. Булгаков… Долгое время он был неизвестен подавляющему большинству читателей, так как произведения его не издавались, а сам художник был в глубокой опале. Ведь его творчество «лило крамолу на советскую власть, советский, строй». Сегодня все больше критиков и исследователей литературы обращаются к творчеству этого поистине незаурядного мастера.

Повесть «Собачье сердце» написана в 1925 году и посвящена неудавшемуся эксперименту — как чисто медицинскому, так и социальному. Основа сюжета не нова — это превращение, слияние хорошего, незлого дворового пса Шарика и настоящего животного, алкоголика и недалекого человека Клима Чугункина.

Начало повести ознаменовано тем, что профессор медицины Преображенский, омолаживающий небедных чиновников, приманивает бездомную собаку Шарика и в целях эксперимента заменяет ее гипофиз на человеческий. Обыденная сцена приманивания дворовой собаки куском колбасы приобретает вселенский, фантастический масштаб за счет реминисценций из поэмы А. Блока: «ветер, ветер на всем божьем свете».

Основная суть произведения — превращение Шарика в Шарикова — есть полемика Булгакова в большинством, утверждавшим: «Кто был ничем, тот станет всем». Подобная идея, бытовавшая в постреволюционные годы, находит своего исполнителя, пусть и выдуманного, и становится весьма отталкивающей. Сочетание фантастики и жесткой сатиры в произведении усиливает этот эффект, заодно отвечая на еще один бытовавший в то время вопрос — о возможности создания искусственного человека.

В повести поступок профессора является грубым вторжением в святая святых мироздания. Пребра-женский возомнил себя творцом и решил, что сумеет сделать из собаки человека. Мелкие детали, сопровождающие процесс создания нового типа, «породы» людей, лишь подчеркивают античеловеческий и абсурдный замысел. Во время операции у Преображенского «зубы… сжались, глазки приобрели остренький колючий блеск…»; Преображенский и Борменталь «заволновались как убийцы, которые спешат… лицо Филиппа Филипповича стало страшным… сипение вырывалось из его носа, зубы открылись до десен… зверски оглянулся, зарычал… злобно заревел… лицо у него… стало как у вдохновенного разбойника…».

В результате этой операции, фантастической, но наделенной очень реалистичными деталями, сообразительный и верный пес Шарик, каким его видит читатель на протяжении первых трех глав, превращается в отвратительнейшее животное в человечьей облике. Новый человек становится абсолютно неуправляемым, способным на грубость, предательство и даже убийство. И в то же время Шариков весьма реалистичен, такие, как он, сотнями ходили по улицам советских городов и ходят сейчас.

После обретения «бумаг», доказывающих принадлежность существа к человеческому роду, начинается самое худшее: ставший теперь полноправным членом общества, Шариков, под влиянием Швондера, теряет остатки культурности. Преображенский оказывается в трагикомическом положении — созданное им существо в корне разрушает мировоззрение своего создателя и грозит стать причиной окончательной его гибели.

Образ Шарикова, гротескный, но странным образом реалистичный, заставил многих исследователей творчества Булгакова внимательно изучить вопрос об отношении автора к некоторым духовным традициям, характерным для русской литературы.

Так, Булгакова волновал’вопрос о постоянном комплексе вины русского интеллигента. Писатель не снимает вины ни с Преображенского, ни со Швондера. Автор смело показывает всю нелепость и глупость тогдашней жизни, не смягчая вины профессора и Борменталя, виновных в трагедии Шарикова.

Также Булгаковым поднят еще один важный вопрос: роль Швондеров во всеобщей люмпенизации. В своей идеологической борьбе Швондер использует «врожденное» недоверие простого народа к интеллигенции и, как результат этого недоверия, откровенное неприятие. Именно Швондер приложил руку к окончательному превращению Шарикова в животное.

«Собачье сердце» — смелый ответ Булгакова на вопрос о Великой Эволюции, являющейся фундаментальной основой нормальной жизни. Писатель вынужден прибегать к иносказаниям, введению фантастических элементов из-за невозможности напрямую сказать об ужасных, дьявольских делах, творимых самими людьми.

Реальность повседневной жизни России 20-х годов XX века, изображенная через призму острой сатиры и фантастики, использованных действительно виртуозно, сделали повесть «Собачье сердце» «непревзойденной в своей неповторимости, апостолом русской сатиры XX века».