“Есть женщины в русских селеньях…”. Во многих произведениях Н. А. Некрасова главными действующими лицами являются русские женщины. С исчерпывающей полнотой и ясностью в образах и картинах, поражающих своей правдивостью и силой, отобразил Некрасов думы и чувства, труд и борьбу, каждодневные страдания
и редкие радости русской женщины.
Постоянное внимание поэта к русским женщинам отразилось даже в названиях некрасовских стихотворений: “Русские женщины”, “Орина, мать солдатская”, “Кому на Руси жить хорошо?”
Нет ни одной стороны крестьянской жизни, которая была бы обойдена поэтом. Всем сердцем и сознанием он переживал крестьянское горе. Особенно сильно волновала его судьба угнетенной крестьянки:
Ты вся — воплощенный испуг,
Ты вся — вековая истома!
— говорил Некрасов, обращаясь к крестьянке. В стихотворении “В деревне” изображена старуха-крестьянка, потерявшая единственного сына-кормильца. Она вынуждена под старость идти по миру. Та же тема — горе матери-крестьянки раскрыта в стихотворении “Орина, мать солдатская”. В основе стихотворения — не выдумка, а быль. Орина рассказывает про “печаль свою великую”: единственный ее сын, замученный солдатчиной, вернулся домой и умер:
Девять дней хворал Иванушка,
На десятый день преставился…
Богатырского сложения.
Здоровенный был детинушка.
В произведениях поэта возникает согретый авторской любовью образ женщины-крестьянки, чистой сердцем, светлой умом, сильной духом. Именно такова Дарья, героиня поэмы “Мороз, Красный нос”, по духу — сестра некрасовских декабристок. Когда-то в молодости она:
Красотою дивила, была и ловка, и сильна,
но ей, как и всякой женщине-крестьянке, выпала на долю такая жизнь, “трудней которой вряд ли сыскать”. Поэт не мог равнодушно видеть, как страдает раздавленная рабством и непосильным трудом бесправная русская женщина, он говорит, обращаясь к крестьянке:
Тот сердца в груди не носил,
Кто слез над тобою не лил.
Много стихотворений Некрасов посвятил жизни русской деревенской женщины.
Судьбе крестьянки посвящены многие отдельные эпизоды поэмы “Кому на, Руси жить хорошо” и целиком — вся вторая ее часть. На примере судьбы Матрены Тимофеевны, героини второй части поэмы, поэтом показана типичная биография русской крестьянки. Радостной была ее жизнь только в раннем детстве и то потому, что ей “счастье в девках выпало”: у нее была “хорошая, непьющая семья”, — говорит Матрена. Но даже в этой заботливой, ласковой семье ей пришлось начать трудиться “по пятому годку”.
Тяжелый труд, однако, не сломил ее:
И добрая работница
И петь-плясатъ охотница
Я смолоду была…
— говорит о себе Матрена.
В соответствии с народным представлением о женской красоте Некрасов любовно рисует портрет женщины-труженицы:
Матрена Тимофеевна Осанистая женщина,
Широкая и плотная,
Лет тридцати осъми,
Красива, волос с проседью,
Глаза большие, строгие,
Ресницы богатейшие,
Сурова и ему гла.
Счастья на ее долю выпало мало. Выйдя замуж, она “попала с девичьей холи в ад”. Издевательства мужниной родни, смерть любимого ребенка, побои, вечный каторжный труд, постоянная нужда — вот как сложилась ее жизнь: “Во’мне, — говорит Матрена Тимофеевна, — нет косточки неломанной. Нет жилочки нетянутой”.
Многострадальной женщине-крестьянке нет счастья на Руси — к такому выводу приводит Некрасов читателя. Сама Матрена говорит: “Не дело — между бабами счастливую искать”.
Но мучительная, полная лишений и страданий жизнь не сломила характера крестьянки, не превратила ее в бессловесную покорную рабыню. В ней зреет протест, она живет “с гневом на сердце”. Этот святой гнев — залог грядущего счастья русской женщины, в душе которой таятся сокровища добра, любви, верности, ума и благородства.
В своих поэмах и стихотворениях Некрасов показывал характеры, образы русских женщин. Сопоставляя их жизнь с будущей жизнью, изображал тяжелую жизнь крестьянок на барщине. В его поэзии нашла свое отражение целая эпоха нашего общественного развития. Некрасов явился поэтическим вождем поколения 60—70-х годов XIX века. Поэт сблизил поэзию с народом, внес в литературу новые темы и образы. Его произведения, на мой взгляд, остаются актуальными и в наше время.