«…Если в жизни есть смысл и цель, то смысл этот и цель вовсе не в нашем счастье, а в чем-то более разумном и великом. Делайте добро!» (А. П. Чехов)

Двойственность натуры главного героя романа Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание», про­тиворечивость его сознания раскрываются писателем через систему персонажей, благодаря которой внут­ренний диалог, не прекращающийся в уме и сердце героя, получает внешнюю материализацию.

Особое значение Достоевский придает образу Свидригайлова, который и сопоставляется с Раскольни­ковым, и противопоставляется ему. Он отражает ин­дивиду алистическое начало натуры главного героя. Аркадий Иванович — это безнравственный, цинич­ный человек. Темный мир петербургских притонов, а затем неожиданно пришедшее богатство, власть над крепостными душами — все это развратило его.

Свидригайлов — своеобразный двойник главного героя, его оборотная сторона. «Мы одного поля яго­ды», — говорит Аркадий Иванович Раскольникову. Оба они, пусть по разным мотивам, сочли возмож­ным «перешагнуть через кровь».
В отличие от Разумихина, Дуни, Сони Свидригай­лов совершенно спокойно, даже хладнокровно вос­принимает убийство, совершенное Раскольниковым, и не видит здесь никакой трагедии. Свидригайлов под­бадривает Родиона, успокаивает его. Свидригайлову удивительны трагические метания и вопросы Родио­на, совершенно лишняя и просто глупая в его поло­жении «шиллеровщина». Свидригайлов без колеба­ний переступил все человеческие законы. Отсюда равнодушный цинизм, обнаженная откровенность, а главное, та точность, с которой формулирует он са­мую суть раскольниковской идеи. Аркадий Ивано­вич признает эту идею и своей: «Тут… своего рода те­ория, то же самое дело, по которому я нахожу,
например, что единичное злодейство позволительно, если главная цель хороша». Просто и ясно. И нрав­ственные вопросы тут лишние. «Хорошая» цель оп­равдывает злодейство, совершенное ради ее достиже­ния. Свидригайлов и в самом деле освободил себя от «вопросов человека и гражданина», перед которыми в смятении остановился Раскольников. Сладострас­тие безграничное, «всегдашним разожженным уголь­ком в крови пребывающее», — вот «хорошая цель» Свидригайлова! Ради нее возможно любое злодей­ство: погибает девочка, умирает Марфа Петровна, подготовляется ужасная, отвратительная женитьба на шестнадцатилетней невесте, замышляется наси­лие над Авдотьей Романовной. Нравственный поеди­нок Дунечки и Свидригайлова — одно из самых за­хватывающих мест романа. Аркадий Иванович отступил не перед револьвером, а перед духовной си­лой Дунечки, перед своей к ней любовью отступил. И не осталось ему после этого ничего другого, кроме как умереть. Окончательное опустошение, смерть — вот результат последовательного освобождения себя от всех преград, от «вопросов человека и граждани­на». Раскольников узнает о смерти Свидригайлова, решаясь на признание. Это известие — последнее предупреждение Родиону о том, что ждало бы его, ес­ли бы он последовательно претворял свою теорию в жизнь, заглушив голос совести. Недаром теория Раскольникова своеобразно связана с позицией Сви­дригайлова — человека, живущего по принципу «все дозволено».