План
1. Географическое положение России в конце XVII в
2. Вступление на престол Петра I.
3. Первый Азовский поход.
4. Решение о строительстве флота.
5. Второй Азовский поход.
6. Историческое предложение Петра I.
7. Великое посольство 1697-1698 гг.
8. Экзамен в Воронеже.
9. Северная война.
10. Российский флот к 1725 г.
И. Царствование Петра I: итоги и значение.
ЭПОХА ПЕТРА I: РОЖДЕНИЕ РУССКОГО ФЛОТА.Границы Российского государства в конце XVII в. значительно отличались от современных. Они совпадали только на севере, где проходили по берегу морей Ледовитого океана и включали безлюдные тогда просторы Заполярья. На западе граница пролегала по линии Ладожское озеро — течение Днепра, включая земли, расположенные чуть западнее Смоленска.

Южной оконечностью страны служила Астрахань. От нее пограничная линия тянулась к столице Донского войска, Черкасску, расположенному севернее устья Дона, и затем поднималась на северо-запад до излучины Днепра в районе современного Днепропетровска.
Огромные пространства Российского государства, тем не менее, были отрезаны от выхода к морю, от возможности широкого использования дешевых морских путей сообщения. Поэтому понятно стремление русских правителей завладеть этим мощным рычагом экономического процветания страны Россия располагала выходом к Тихому океану на востоке, но никаких выгод это не давало, поскольку Дальний Восток только начинал осваиваться и экономического значения этот край еще не имел. Жемчужина юга европейской России — Астрахань — открывала путь в Каспийское море и издавна являлась транзитным пунктом в торговле с восточными странами не только для России, но и для Западной Европы. Однако отсутствие выхода из Каспийского моря к океанским просторам значительно ограничивало возможности, т. к. обеспечивало морские связи только с Восточным Закавказьем. Ираном и отчасти Средней Азией
Единственными морскими воротами России в страны Европы являлся Архангельск. Но этот город был весьма неудачно расположен. Во-первых, Архангельск был очень сильно удален от Москвы, и между ним и Москвой отсутствовал прямой речной путь: товары, предназначавшиеся на экспорт, к зиме сосредотачивались в Ярославле, оттуда санным путем доставлялись в Вологду, а затем по Сухоне и Двине в Архангельск. Во-вторых, расстояние от Архангельска до стран Западной Европы было в два раза длиннее, чем путь через Балтийское море. Наконец, в-третьих, путь через Белое море был намного опаснее по сравнению с путем через Балтийское море, где отсутствовала угроза айсбергов, обледенения и суровых условий плавания.
Таким образом, жизненно необходимыми для России были побережья Черного и Азовского морей. Но выход к этим морям охраняли две турецкие крепости, стоявшие в устье Дона и Днепра: Азов и Очаков. Однако два неудачных Крымских похода в 1687-м и в 1689 гг. под командованием главы правительства князя В. В. Голицына подорвали авторитет царицы Софьи и ослабили ее шансы в борьбе за власть.
В 1689 г. юный Петр сместил Софью с престола и возглавил государство. Это положило начало новой эпохе не только в истории России, но и в истории русского флота. Несмотря на то что Петр вырос в Преображенском и никогда не видел не только моря, но и большого озера, он с детства пристрастился к морскому делу. По одной из версий, эта страсть зародилась у царя после знакомства с астролябией, а также со старым ботиком, найденным Петром и Францем Тиммерманом в сарае Н. И. Романова в селе Измайловском. Достоинство ботика, который впоследствии был назван Петром «дедушкой русского флота», состояло в необычном устройстве парусов, позволяющих плавать против ветра.
На небольшой речушке Яузе началось обучение будущего царя плаванию Но узкие берега реки скоро наскучили шестнадцатилетнему Петру и в поисках большой воды, где можно было всесторонне овладеть искусством управления ботиком, он переместился на Просяной пруд, а затем и на Переяславское озеро Большую часть своего времени Петр проводил в «марсовых и нептуновых потехах» — военных играх и маневрах на суше и на Переяславском озере. Вскоре
размеры озера также перестали удовлетворять царя, и он задумал отправиться к настоящему морю. В 1693 г. Петр отправился в Архангельск — единственный на то время торговый порт на Белом море, связывающий Россию со странами Западной Европы. Здесь царь на небольшой яхте впервые совершил непродолжительное морское путешествие.
В это время несколько английских и голландских купеческих судов, загруженных товарами, приготовились отправиться из Архангельска в обратный путь при сопровождении голландского военного корабля. По просьбе царя капитан корабля И. Йоллес решил взять его с собой в плавание. Четвертого августа судно вышло в море. Во время этого путешествия Петр изучил оснастку корабля и осмотрел все закоулки судна. У Трех Островов, на расстоянии более трехсот верст от Архангельска, царь простился с капитаном и вернулся назад на своей яхте «Петр» 18сентября 1693 г. Петр заявил о своем решении покинуть Архангельск Перед отъездом в городе был заложен сорокапушечный корабль, а другой такой было поручено купить в Голландии амстердамскому бургомистру Николаю Витсену.
О внимании Петра к своему детищу свидетельствует то, что, возвращаясь домой, на заводе в Олонце он собственноручно отлил пушки и выточил такелажные блоки для заложенного корабля.
Летом 1694 г. Петр снова посетил Архангельск и 20 мая спустил на воду первый русский корабль «Святой Павел», получивший «проездную грамоту» на право заграничной торговли.
На купленном в Голландии торговом корабле «Святое пророчество» Петр поднял трехцветный «штандарт царя московского» и в сопровождении «Святого Петра», «Святого Павла» и эскорта из восьми английских и голландских торговых п военных судов отправился на выход из Белого моря. На траверзе мыса Св. Нос он распрощался с иноземцами и со своей эскадрой вернулся к устью Двины. Во время плавания с голландцами царь спешно заполнял пробелы в своих знаниях морского дела и достиг в обучении прекрасных результатов, тем более что голландским языком Петр владел в совершенстве.
1694 г. был переломным в истории русского флота. Царь понял важность развития в России морского дела. Встретив в Архангельске торговое посольство из Голландии во главе с Николаем Витсеном, владельцем верфи в Роттердаме, он заказал последнему построить «образцовую» 32-весельную галеру, доставить ее в разобранном виде в Архангельск, а затем переправить в Москву.
Не желая дожидаться доставки «образцовой» галеры, Петр объявил о выступ-лении армии в поход на турецкую крепость Азов. В этом походе русское командование стремилось захватить Азов, принадлежавший туркам с 1471 г., и сделать его опорным пунктом борьбы за Черноморское побережье, обезопасив таким образом южные границы государства от ежегодных вторжений крымских татар.
План похода был утвержден, командование всеми судами было возложено на Франца Лефорта.
В марте 1695 г. началась первая Азовская кампания: 150-тысячное войско двинулось на юг. Основной удар было решено нанести по самой крепости Главное преимущество нового стратегического направления состояло в том, что войска получали возможность двигаться не по «голодной» степи, а по реке Дон, вдоль которой располагались поселения донских казаков. Кроме того, отпадала необходимость тащить за собой огромный обоз.
Войско на судах дошло до Царицына, оттуда пошло пешком до казачьего города Паншина на Дону. Изнуренных продолжительной греблей и недостатком лошадей людей в Паншине ожидала новая неприятность: подрядчики не приготовили нужного количества провианта и лодок. Это вынудило Петра задержаться на три дня, но уже к концу июня войско, сплавившись по Дону, под-ступило к Азову.
Были установлены батареи, и в первых числах июля началась осада. Город непрерывно обстреливался, однако положение осаждающих было не самым лучшим. Отсутствие у русских флота позволяло туркам постоянно получать под-крепление с моря, в то время как нашим войскам грозила нехватка продовольствия. Чтобы восстановить сообщение со складами, сначала было необходимо овладеть двумя построенными турками с обеих сторон Дона крепкими каланча¬ми. Благодаря обещанной денежной награде в русской армии нашлись добровольцы и одну каланчу взяли, обеспечив свободное плавание по Дону. Однако переход голландского матроса Якова Янсена на сторону турок спутал русским все карты. Благодаря его подробному рассказу о слабых местах осаждающих, туркам удалось хитростью ворваться в лагерь и учинить жестокую резню. При помощи подоспевших войск атаку удалось отбить, но неприятель захватил девять пушек и испортил остальные осадные орудия. Единственным положительным моментом этого предательства стало оставление турецким гарнизоном вто¬рой каланчи со всеми пушками. Надежды Петра на скорую сдачу Азова не оправдались: турки отстреливались с еще большей яростью, осада и подкопы результатов не давали, войска постепенно уменьшались.
Таким образом, два штурма крепости окончились неудачей, и в конце сентября русские войска прекратили осаду Азова, оставив сильные гарнизоны в каланчах.
Неудача под Азовом заставила Петра переоценить значение флота. Сумев извлечь уроки из Азовского похода и поняв причины неудачи, царь стал готовиться ко второму походу.
Созвав совет, на котором присутствовали Шереметев, Гордон, Зотов, Репнин, Лефорт, Головин, Меншиков, Федор Романовский, а также Яков Брюс с картами, Петр поставил вопрос о строительстве флота.
Место под строительство флота отвели в Преображенском. Было решено построить 22 галеры по голландскому образцу, 4 брандера, 3 фрегата и 2 галеаса и собрать их в Воронеже. Кроме того, на «плотбищах» в Козлове, Добром, Сокольске решено было сделать 1300 сплавных стругов для войска, 300 ло¬док и 100 плотов. Также было принято решение «учинить» в Воронеже Адмиралтейство и цейхгауз, заложить 2 корабля и возвести дома «для работных людей»
Тем временем в Архангельск из Голландии прибыла долгожданная галера. В январе 1696 г. подводы с галерой прибыли в Преображенское. К концу февраля
на преображенской верфи были срублены части 22 галер по образцу, доставлен-ному из Архангельска, «длиной 38. шириной 9 метров, с двумя мачтами и числом весел от 28 до 36», а также четырех брандеров. Первыми строителями флота были солдаты Семеновского и Преображенского полков, а также нанятые купцом Гартманом голландцы.
Ранней весной 1696 г. началась переправка 27 судов из Москвы в Воронеж. В конце февраля Петр прибыл в Воронеж, где остановился в доме подьячего Игната Моторина. В течение двух месяцев он лично работал над постройкой кораблей, занимался их оснащением и комплектованием экипажей. Судостроительные работы велись на правом берегу реки, около Успенского монастыря. Начиная с конца марта в Воронеж начали стягиваться русские войска, прибывали иностранные инженеры-кораблестроители и офицеры, приехал и воевода А. С. Шеин, назначенный главнокомандующим. В основном на воронежской верфи работали драгуны, стрельцы, казаки и солдаты из городов Белгородского разряда — всего около 27 тыс. человек.
2 апреля 1696 г. стало днем рождения русского флота: на воду были спущены галеры «Принципиум», «Святой Марк» и «Святой Матвей». 26 апреля спущен на воду многопушечный галеас «Апостол Петр».
Наконец-то постройка флота завершилась. Он был разделен на три каравана, возглавляемых тремя флагманами, под общим руководством генерал-адмирала Лефорта. Вице-адмиралом был назначен Лима, занявший второй флагманский корабль — «Святой Петр», должность шаутбенахта занял Лозер, расположившись на «Святом Павле». Петровскую галеру называли просто «Его Величество» или «Кумандера». Третьего мая царь покинул Воронеж «с осьмью галерами». Остальные корабли выходили в море по мере готовности, ведя достройку на ходу. В пути Петр лихорадочно сочинял первый российский военно-морской устав, получивший название «Указ по галерам о порядке морской службы».
15 мая Петр прибыл в Черкасск, где казаки известили его о первой стычке с турками. Не дожидаясь прибытия двух других караванов, Петр отправил один из полков Гордона на галерах к устью Дона вместе с 40 казачьими лодками во главе с войсковым атаманом Фролом Миняевым. Однако обнаружив стоявшие на якорях на азовском взморье 13 судов неприятеля, он отвел галеры вверх по протокам и Дону к Новосергиевску — укрепленной базе русского флота выше Азова.
19 мая атаман оставшихся в засаде казаков Миняев обнаружил турецкий десант, направлявшийся с кораблей к Азову, и решил захватить 13 тумбасов со снарядами и продовольствием и прикрывавшие их 11 вооруженных ушколов. Его затея закончилась удачно: почти все тумбасы были захвачены в абордажном бою. Турки начали поспешно сниматься с якорей Два корабля не успели поднять паруса: один из них турки затопили сами, другой был захвачен и сожжен казаками.
Таким образом, первой и единственной победой в морской баталии в Азовской кампании русский флот обязан казакам. Прибывшие в Новосергиевск казачьи лодки с захваченным снаряжением и пленными были встречены салютом. Спустя неделю к войскам присоединились генералиссимус А Шеин и генерал-адмирал Ф. Лефорт, и 27 мая 1696 г. корабли по протокам Каланча и Кутерьма вышли в море.
2 июня 1696 г. флот догнал отряд вице-адмирала Георга Лима с семью галерами, а десять дней спустя прибыла галера шаутбенахта Карла Лозера и четыре брандера. У Азова начались военные действия. Весь флот расположился поперек залива, преграждая путь с моря к осажденной крепости.
14 июля турецкий флот стал на якорь на виду у русского флота. Две недели продолжалось молчаливое противостояние, а 28 июня турки предприняли по-пытку высадить десант в помощь окруженному Азову. Однако под угрозой стычки с нашими галерами турки поспешили поставить паруса и ушли в море. В дальнейшем «флот наш оставался в наблюдательном положении до взятия Азова войсками».
Тем временем под руководством генерала Пэрдона под стенами Азова начали возводить вал, превышающий крепостные стены. Не выдержав изнурительных осадных работ, два казацких полка под командованием атамана Лизогуба начали штурм. Они ворвались в Азов, но без поддержки остальных войск были вынуждены отступить и засесть в бастионе.
Опомнившиеся турки всеми силами ударили по казакам, укрывшимся на валу в бастионе, но их поддержал Гордон со своими гренадерами, и атаку турок удалось отбить. Действия казаков раззадорили царя, и он приказал готовиться к штурму. Но 19 июля Азов принял решение о сдаче, по которому турки «уступали Азов со всеми орудиями и снарядами, если им будет предо¬ставлена свобода и гарантия, что они смогут выйти из города в полном вооружении с женами и детьми». В тот же день русский флот вошел в устье Дона и с пушечным салютом встал на якорь у стен поверженной крепости. Кампания закончилась победой.
Три года спустя, впервые в истории флота, военный корабль России «Крепость» с российским послом Украинцевым на борту вышел в Черное море и направился в Стамбул для заключения мира с турками.
Победа под Азовом имела огромное значение для всей России.
20 октября 1696 г. на заседании Боярской думы Петр зачитал записку с названием «Статьи удобные, которые принадлежат к взятой крепости или фартеции турок Азова». В ней царь предлагал: «… воевать морем, понеже зело близко и удобно многократ паче, нежели сухим путем. К сему же потребен есть флот или караван морской, в сорок или вяще судов состоящий, о чем надобно положить не испустя времени: сколько каких судов и со много ли дворов и торгов и где делать?» Собранная в Преображенском Дума приняла историческое предложение Петра.
Азовская победа способствовала возрастанию национального самосознания русского народа. Она же подвигла Петра на учреждение высшего ордена страны — ордена Андрея Первозванного, первыми кавалерами которого стали Ф. Головин и гетман Иван Мазепа. Учреждение ордена привело к появлению главной гордости русского флота — Андреевского флага. По распоряжению Петра за границу для обучения морскому делу было послано 35 молодых людей, 23 из которых носили княжеский титул.
В декабре 1696 г. Петр решил отправить за границу посольство с целью организовать коалицию европейских держав для продолжения борьбы с Османской империей, а также нанять за рубежом специалистов на русскую службу, закупить оружие и пристроить для обучения новую партию дворян.
2 мар ‘а 1697 г посольство под предводительством Лефорта, Головина и Возницына покинуло Москву и отправилось через Курляндию, Бранденбург и Германию в Голландию. В числе волонтеров под именем Петр Михайлов нах-дился царь.
16 августа 1697 г. посольство прибыло в Амстердам, где было достигнуто соглашение о том, что волонтеры будут работать на верфи Ост-Индской компании. В течение нескольких месяцев они осваивали премудрости кораблестроения. 9 сентября был заложен фрегат «Петр и Павел», который в середине ноября был спущен на воду. Царь получил аттестат, в котором корабельный мастер Поль засвидетельствовал: «Петр Михайлов, находившийся в свите великого московского посольства., был прилежным и разумным плотником…; кроме того, под моим надзором корабельную архитектуру и черчение планов его благородие изучил так основательно, что может, сколько мы сами разумеем, в том и другом упражняться».
Покончив с практикой, Петр решил освоить и теорию, для чего отправился в Англию, куда прибыл в январе 1698 г. Там царь трудился на верфях, осматривал лондонские предприятия, посетил Оксфордский университет, несколько раз съездил в Гринвичскую обсерваторию и на монетный двор.
Несмотря на большие трудности при закупке оружия и найме специалистов, посольству удалось приобрести 10 000 ружей, 5000 мушкетов, 3200 штыков, корабельные припасы и прочее. На службу российскому государю были наняты 350 матросов, а также боцманы, шлюзные мастера и т. д.
Однако главная цель посольства не увенчалась успехом: Голландия отказалась вступить в войну с Турцией на стороне России.
Покинув Англию, посольство через Голландию отправилось в Вену, куда прибыло в мае 1698 г. Но и здесь задача предотвратить возможность сепаратно¬го мира австрийцев с османами не была выполнена. Австрия уже вступила в переговоры о мире с Османской империей.
Вскоре посольство, получив тревожные вести из Москвы, возвратилось в Россию.
Весной 1699 г. возвратившиеся из-за границы волонтеры прибыли в Воронеж, где получили назначение на корабли, готовящиеся к Керченскому походу. В конце апреля Петр приказал К. Крюйсу произвести на стоящем на якоре корабле «экзерциции». Стольники в присутствии царя показали неплохие навыки и сноровку, но полностью провалились в умении управлять кораблем и командовать экипажем.
Как писал в начале июня 1699 г. германский резидент: «из числа 72 дворян, посланных для обучения в Италию и Германию, только четверо выдержали экзамен, сделанный самим государем в Воронеже. Остальным 68 представлено или вторично отправиться в чужие края и оставаться там до приобретения нужных сведений, на свой счет, или возвратить выданные на поездку деньги». Среди выдержавших экзамен были Ф. Урусов, князь А. Голицын, Ф. Плещеев. Стала очевидной необходимость готовить кадры в России.
Осложнение международной ситуации привело к тому, чего все ждали: Рос¬сия объявила войну Швеции. Отметим, что для русских эта война началась неудачно. В 1700 г. они потерпели поражение под Нарвой, в результате чего шведы пришли к выводу, что Российское государство слабо и не может оказать достойного сопротивления. Однако это заблуждение сыграло на руку Петру: поражение не сломило царя, наоборот, он начал готовиться к войне с еще большим рвением.
Началось вторжение шведского флота. Первые битвы русских кораблей с неприятелем произошли на озерах. Так; в августе 1702 г. 30 русских кораблей под командованием А. Меншикова разбили на Ладожском озере шведскую эскадру, состоящую из 9 крупных судов. Два шведских корабля были сожжены один потоплен, два захвачены в жестокой абордажной схватке. За эту победу участники сражения получили щедрую награду: офицерам были пожалованы золотые медали с цепями, а солдатам — золотые награды поменьше.
Поражение на Ладожском озере не остановило шведов. В 1704 г. на Чудском озере появилась новая крупная шведская эскадра. В результате произошедшего сражения русскими кораблями было захвачено 13 неприятельских судов, яхту же «Каролус» взорвали сами шведы.
Дальнейшие сражения перенеслись на Балтийское море. Здесь в устье Невы русский флот одержал первую победу: в 1702 г. Петр I захватил Нотебург (Шлиссельбург), а в 1703 г. Ниеншанц — крепость в устье Невы, что открыло русским путь сначала в реку Неву, а затем в Финский залив.
На следующий день после взятия Ниеншанца Петр I внезапно атаковал шведские суда «Гедан» и «Астрильд», подошедшие на помощь осажденной крепости с грузом продовольствия и десантом. Оба корабля были захвачены при непосредственном участии царя и А. Меншикова.
В честь многочисленных побед на острове Янни-Сари было заложено основание Санкт-Петербурга.
На Олонецкой верфи (Лодейное поле) началось строительство первых русских судов Балтийского флота. В 1703 г. было заложено 7 фрегатов, 6 шняв, 7 галер, 13 полугалер, 1 галиот и 13 бригантин.
Создание мощного российского флота стало началом овладения всем морем. В 1710 г. при его помощи были освобождены Выборг, Рига, о. Эзель, Ревель. В 1713 г. Петр взял Гельсингфорс, чем положил конец шведскому господству в Финском заливе.
В летней кампании 1714 г. уже участвовали 15 линкоров, вооруженных 42- 74 пушками каждый, 5 фрегатов с 18-32 пушками и 99 галер. Указом Петра I от 16 ноября 1705 г. на кораблях были впервые организованы полки морской пехоты.
В июне 1714 г. русский флот под командованием Ф. М. Апраксина был блокирован у мыса Гангут шведской эскадрой адмирала Вантранга. Соотношение сил было не в пользу русских — у них почти не было шансов. Однако Апраксин решил вступить в сражение. При помощи тактической хитрости русским удалось разделить шведскую эскадру на две части. Адмирал Вантранг принес своему королю горестную весть.
4 июня 1719 г. состоялось сражение со шведами в Эзельском проливе. Русский флот под командованием капитана второго ранга Н. А. Сенявина впервые одержал победу без абордажа, с использованием одних орудий.
В июне следующего года русский гребной флот под командованием М. Голицына заманил шведские корабли в шхеры у мыса Гренгам, где и разбил их в ходе решительной абордажной атаки. Русские захватили 4 фрегата со 104 пушками и 400 моряками. Эта победа поставила точку в Русско-шведской войне. В 1721 г. был подписан Ништадтский мирный договор, положивший конец Северной войне.
К концу первой четверти XVIII в. Россия превратилась в одну из сильнейших морских держав. 13 января 1720 г. Петр I издал первый в России Воинский Морской устав. Его издание стало своеобразным подведением итогов морской истории страны: в весьма короткий срок на Балтике был создан сильный военно-морской флот. Используя наилучшие достижения западного кораблестроения, Петр все же учитывал особенности русского театра войны и мореплавания у берегов отечества.
К 1725 г. русский флот завоевал окончательное господство на Балтике. В его состав входили 48 линкоров и фрегатов, 787 галер и других судов. Общая численность команд достигла 28 тыс. человек. С 1716 г. на флоте появились гардемарины — выпускники открытой в 1700 г. Школы математических и навигационных наук.
В 1719 г. крестьянином Ефимом Никоновым была изобретена первая деревянная подводная лодка — «потаенное судно», которая в 1722 г. успешно прошла испытания.
Приход к власти Петра I, несомненно, ознаменовал начало новой эпохи в истории Российского государства. Будучи человеком деятельным, увлекающимся, жадным до новых знаний, Петр не ограничился созерцанием того, как зародившиеся до него процессы продолжали автоматически развиваться. Он оказал влияние на все сферы жизни страны: военное дело, дипломатию, экономическое и социальное развитие, науку, просвещение, флот, быт, государственное устройство. Однако навсегда Петр I прославил свое имя созданием первого российского военно-морского флота, благодаря которому Россия получила выход к Балтике и Черному морю.