ДВА БРАТА — ДВА ХАРАКТЕРА, ДВЕ СУДЬБЫ. Творчество немецкого писателя Фридриха Шиллера в концен­трированной форме отразило протест всей передовой молодежи того времени против духовного гнета и политической тирании. Первым и одним из наиболее ярких его произведений стала дра­ма «Разбойники», в которой автор бросил решительный вызов ти­рании. Эта мысль подчеркнута уже в эпиграфе, который в перево­де с латинского означает: «Против тиранов».

При создании своего произведения писатель опирался как на известные баллады о Робин Гуде, так и на источники, в которых описывался реальный факт существования во времена Шиллера разбойничьих банд, служивших, по глубокому убеждению их чле­нов, высокой цели искоренения подлых и ничтожных представи­телей общества.

В основу драмы положен довольно распространенный сюжет — противопоставление двух братьев, один из которых внешне добро­порядочный, но лицемерный и подлый на самом деле, другой — легкомысленный, дерзкий, но с благородным и честным сердцем. Образ последнего и нашел отражение в благородном разбойнике Карле Мооре.

Карл Моор не приемлет фальшь, эгоизм, лицемерие и корысть, существующие в окружающем мире, поэтому принимает отчаян­ное решение: стать атаманом разбойничьей банды, состоящей из таких же, как он сам, молодых людей, потерявших надежду занять достойное место в жизни. Окончательным толчком к такому шагу явилось письмо брата, в котором тот сообщает Карлу о проклятии отца. Герой твердо уверен в своих силах: «Поставьте меня во гла­ве войска таких молодцов, как я, и Германия станет республикой, перед которой Рим и Спарта покажутся женскими монастыря­ми». Разбойники искренне надеются восстановить порядок в об­ществе, и этим стремлением они готовы оправдать любые сред­ства. Карл Моор беспощаден к тем, в ком видит источник произ­вола и угнетения: к княжескому фавориту, добившемуся привиле­гий благодаря лести и интригам; к советнику, торгующему чина­ми и должностями; к.попу, публично скорбящему об упадке инк­визиции. Однако Моор, в отличие от своих товарищей, не опуска­ется до грабежа и раздела добычи. И всю свою долю отдает бед­ным. Но со временем он начинает понимать, что его друзья все больше ожесточаются, превращаясь в обычных разбойников, полу­чающих удовольствие от насилия и жестоких расправ. К тому же, наделенный острым умом, он сознает, что невозможно искоренить зло и тиранию, продолжая постоянно проливать кровь многочис­ленных жертв. «О, я глупец, мечтавший исправить свет злодеяни­ями и блюсти законы беззаконием!», — в отчаянии восклицает он. Подобные противоречия приводят Моора к тому, что он решает сам сдаться властям, вынося таким образом приговор самому себе.

Полной противоположностью Карлу выступает в произведе­нии его брат Франц, который испытывает черную зависть к своему брату, наследнику титула и владений, к тому же счастливому со­пернику, которого любит Амалия. Для него ничего не значат та­кие понятия, как честное имя, совесть, узы кровного родства. Он не останавливается перед низкими интригами, чтобы устранить со своего пути Карла, а затем хладнокровно ускоряет смерть старика отца. Но в конце драмы он начинает осознавать неизбежность не­бесной кары за свои преступления. Кроме того, Карл находится в страхе перед надвигающимся возмездием в лице разбойников, го­товых ворваться в замок. Все эти мысли и страх доводят его почти до помешательства. В своем предсмертном безумии он понимает, что его грешной душе предстоит гореть в аду, и отчаянно старает­ся заставить других вымолить для него спасение. Он и сам хочет молиться, но не может: «Здесь, здесь (бьет себя в грудь и в лоб) все пусто… Все выжжено!» — сознается он. В результате этого он кончает жизнь самоубийством.

Как мы видим, смерть обоих братьев добровольна, но в каж­дом из этих двух случаев заключен различный смысл. Карл поги­бает, поняв ошибочность пути, избранного им для борьбы с произ­волом и тиранией. Самоубийство же Франца обусловлено лишь страхом перед жестокой расправой. Оно, по большому счету, пре­допределено всей его ничтожной жизнью, подлостью, обманом, ме­лочными устремлениями и жалкими страстями.

Гибнет Франц — ив этом можно увидеть предвещание неми­нуемой гибели всему «хилому веку», с его пошлостью, низостью, завистливостью и злобой; всем этим «лживым, коварным ехид­нам», чьи слезы — вода, сердца — железо. Но гибель Карла, напро­тив, не является свидетельством краха его идеалов и устремле­ний. Она подчеркивает только невозможность и бесперспективность одиночной борьбы, неспособность небольшой группы людей изменить весь несправедливый и испорченный мир. Карл Моор умирает по доброй воле, но он умирает «во имя правды» — таков несомненный вывод, который можно сделать из драмы великого писателя