Духовный мир Татьяны Лариной, можно сказать, наиболее глубокий и волнующий образ романа «Евгений Онегин». Татьяна являет со­бой некий идеал женственности, открытости человеческой нату­ры, способной на глубокое чувство, бесконечную любовь.

Характер Татьяны строится по принципу противоречий-кон­трастов, В начале знакомства с Онегиным она любит воображаемого человека;

Счастливой стою мечтанья

Одушевленные созданья,

Любовник Юлии Вольмар,

Малек-Адель и де Линар,

И Вертер, мученик мятежный,

И бесподобный Грандисон…

Все для мечтательницы нежной

В единый образ облеклись,

В одном Онегине слились.

Татьяна — мечтательная девушка, живущая в глуши, вдали от света, незнакомая с реальной жизнью. Ее душевный мир форми­руется под влиянием романов. Именно переживания героинь лю­бимых книг заставляют Татьяну искать предмет для любви, чело­века, на которого она может направить все свои чувства. Через все ее страдания проходит мотив гибели от неразделенной любви. Поэт-повествователь прямо говорит об этом;

Татьяна, милая Татьяна!

С тобой теперь я слезы лью;

Ты в руки модного тирана

Уж отдала судьбу свою.

Погибнешь, милая.

Сама героиня в письме к Онегину пишет;

Вообрази: я здесь одна,

Никто меня не понимает,

Рассудок мой изнемогает,

И молча гибнуть я должна.

В шестой главе, после неожиданного появления Онегина на именинах, Татьяна выражает свою готовность погибнуть от него, настолько сильно переживает она свою первую любовь и свою от­верженность. Татьяна в это время рисуется нежным доверчивым созданием, готовым отдаться на волю другого человека, полностью покориться ему.

Но вот прошло два года. Татьяна, кажется, давно уже разгадала Онегина, во всяком случае давно поняла, что Онегин, «кто б ни был он, уж верно он не Грандисон». Она теперь любит его таким, какой он есть на самом деле, поскольку романтическая пелена спа- ласее глаз, она стала лучше понимать людей и жизнь. И если рань­ше она страдала, присвоив себе «чужой восторг, чужую грусть», то теперь, любя живого, настоящего, а не выдуманного Онегина, она испытывает не вычитанные из книг страдания, а свои собствен­ные. И теперь у нее больше оснований погибнуть от любви, от борь­бы между чувством любви и супружеским долгом.

Но Татьяна становится теперь совсем другой и, вопреки ожи­даниям читателя, не поддается чувству, не погибает, она даже не обнаруживает «немых своих страданий». Весь ее монолог, обращен­ный к Онегину на их последнем свиданий, построен на контрас­тах. С одной стороны, она вздрагивает, а с другой, холодом веет от каждого слова героини:

Тогда — не правда ли ? — в пустыне,

Вдали от суетной молвы,

Я вам не нравилась… Что ж ныне

Меня преследуете вы ?

Характер героини изменился, как изменился и сам роман. Та­тьяна перерастает рамки увлеченной романами нежной натуры, она становится личностью сильной, сдержанной, гордой, знающей цену себе и своему чувству. Теперь автор-повествователь и чита­тель могут испытать гордость за нее. Именно теперь Онегин впер­вые по-настоящему открывает для себя Татьяну, в момент ее отка­за осознает, что потерял, впервые видит нравственную силу харак­тера женщины. Но дальше их роману развиваться некуда. Татьяна не ответила на любовь Онегина и потому, что у нее возвышенное понимание супружеского долга и потому, что она любит Онегина и дорожит этим чувством.

Образ Татьяны Лариной динамичен, он находится в развитии, что позволяет наблюдать становление ее личности. Именно тем он интересен читателю, именно поэтому заставляет задуматься, попытаться по-своему решить конфликт отношений между ней и Онегиным.