«ДУХ НЕ МОЖЕТ ПОГАСИТЬ ТЮРЬМА». Эпоха, начавшаяся под знаком Великой французской револю­ции, была бурной и противоречивой. Английская буржуазия, от­стаивая свое господство, возглавила движение реакционных сил против национально-освободительной и революционной борьбы народов Европы. Под влиянием этих событий раскол произошел и в английской литературе: появились два направления — реак­ционное и прогрессивное. К последнему и относился великий ан­глийский поэт Джордж Гордон Байрон — неустанный борец за свободу и справедливость.

Одним из ярких примеров взглядов и убеждений писателя стала поэма «Шильонский узник», в которой он нарисовал образ народного героя, в душе которого живет ненависть к угнетателям и стремление к свободе. Этого стремления не могут сломить ни козни врагов, ни мрачные, холодные застенки тюрьмы.

Замысел произведения возник у Байрона после посещения Шильонского замка в Швейцарии, где в XVI веке томился швей­царский патриот и гуманист Бонивар — участник борьбы жите­лей Женевы за независимость своей страны против герцога Са­войского. Под влиянием впечатления от увиденного в замке ав­тор и написал поэму, в которой наделил своего героя яркими чер­тами мученика во имя свободы людей.

Бонивар заточен в подземелье вместе с двумя братьями, все трое прикованы к разным стенам и в темноте не видят друг дру­га. И все же в этих жестоких условиях герой живет «заботою одной» — старается не дать младшим братьям «упасть душой*.

Но вот, не выдержав страшных мучений, один из братьев уми­рает, и Бонивара охватывает отчаяние:

Я слышать мог, как он дышал,

Как он дышать переставал,

Как вздрагивал в цепях своих

И как ужасно вдруг затих

Во глубине тюремной мглы.

Скорбя о его смерти, герой вдохновляется единственной меч­той, безумной надеждой — на то, чтобы брат был похоронен не в холодном подземелье, а при свете дня, «чтоб волен был хоть в гробе он». Однако и этому желанию не суждено сбыться.

В темнице остались двое. И новой, единственной целью жизни Бонивара стал младший брат. Герой желал, чтобы он бодрее был в неволе, надеялся на то, что когда-нибудь, покинув стены тюрьмы, он сможет стать по-настоящему свободным. Однако, как долго тот ни держался, пришел день, когда силы стали покидать его. Старший брат с ужасом наблюдал, «как силится преодолеть смерть человека».

Со смертью младшего брата Бонивар потерял все, что было ему дорого, все, что так сильно любил. На свете он был теперь сиротой, и, казалось, ничто уже не влечет его в мир земной:

Мир стал чужой мне, жизнь пуста,

С тюрьмой я жизнь сдружил мою:

В тюрьме я всю свою семью,

Все, что знавал, все, что любил,

Невозвратимо схоронил…

Однако он продолжал жить мечтой хоть раз еще увидеть кра­соту родных гор, утесов и лесов, услышать шум ручьев, посетить «хижины веселых сел», «кровы светлых городов*. Разлука с роди­ной, с родным народом болью отдавалась в его душе.

Шли годы, и герой постепенно примирился со своей неволей. Когда же пришло долгожданное освобождение, он осознал, что уже привык к тюрьме:

Когда ж за дверь своей тюрьмы

На волю я перешагнул —

Я о тюрьме своей вздохнул.

Таким образом, это произведение о том, как мужественно сража­ется закованный в кандалы герой с самой судьбой. Он стремится сохранить веру, надежду, бодрость духа и поддержать ее в своих уми­рающих мучительной медленной смертью братьях. Но постепенно отчаяние берет верх и над ним; суровая жизнь, мрак и холод подзе­мелья постепенно подтачивают его волю, и он уже полностью смиря­ется со своей участью. Однако, несмотря на то что пришедшее осво­бождение уже не радует его, чувствуется, что одного герой не потерял за годы заключения — ненависти к угнетателям, любви к родному народу, веры в торжество справедливости и свободы на земле.

Произведение, написанное, по выражению В. Г. Белинского, «мол­ниеносной кистию титанического поэта Англии», до сих пор волнует сердца людей своим стремлением к свободе, уверенным призывом к протесту и борьбе. Читатели России смогли в полной мере ощутить свободолюбивый дух поэмы «Шильонский узник» еще в начале XIX века, благодаря талантливому переводу В. А. Жуковского.