Детали в произведении Чехова. Антон Чехов был непревзойдённым мастером рассказов – небольшого прозаического произведения, в котором говорится об одном или нескольких эпизодов жизни одного персонажа (редко нескольких). По силе воздействия на читателя маленькое повествование не уступает большим произведениям. По мнению Чехова, писать необходимо так, чтобы тесно было словам, а мыслям – просторно.

Но как этого достичь? Как заставить читателя заметить в произведении то, о чем хотел сказать автор, использую при этом минимум слов и художественных средств? Здесь на помощь приходит писателю художественная деталь. Это особая выразительная подробность или штрих, который несет значительную смысловую нагрузку, возбуждает мнение, вызывает в воображении читателя целостность картины и пробуждает ряд ассоциаций.

Художественная деталь так же заменяет развернутые описания и характеристики, как карта или глобус – созерцания “живой” местности. С одной стороны, она значительно сокращает объем произведения, а с другой – требует сотрудничества читателя.

Так, в одном из рассказов Чехова “Толстый и тонкий” настолько много деталей, что если их расшифровывать, заменивши развернутыми описаниями или размышлениями, то рассказ объемом в полтора листа превратилось бы в значительно развёрнутое произведение. На вокзале встречаются два бывших школьных товарища. Кто они такие, нам пока неизвестно. Но одна деталь помогает понять, что на момент встречи толстый и тонкий принадлежат к различным социальным слоям: первый богатый, а второй считает едва ли не каждую копейку. Какая же это деталь? Автор пишет, что от толстого “пахнет хересом и флердоранжем”, то есть дорогим вином и парфюмами, а от тонкого – “ветчиной и кофейной гущей”. В XIX веке небогатые чиновники, купцы и мещане, чтобы не тратить деньги в дороге, обычно брали с собой из дома ветчину. А дешевые сорта кофе, которое, очевидно, только выпил герой, имели много кофейной гущи, то есть отходов этого напитка. И внимательный читатель за этими деталями-намеками видят, что толстый и тонкий – птицы разного полета.

Интересной деталью является и то, с какой манерой разговаривает тонкий. Как только он узнал, что его школьный товарищ стал тайным советником (что приблизительно соответствует должности современного министра), как его разговор резко меняется. Сначала он обращается к толстому на “ты”, вспоминает детство и рассказывает о своей жизни, используя обычную и корректную в этой ситуации разговорную лексику. Когда же тонкий узнает про высокую должность толстого, его речь мгновенно и резко меняется. До своего школьного товарища он доброжелательно обращается на “вы”, употребляя книжные и канцелярские штампы, как будто они не на вокзале, а в официальной обстановке: “Милостивое внимание вашего превосходительства… “Ко многим словам добавляет “с”: “приятно-с”, “хи-хи-с”, “вы-с”. Этим тонкий хотел подчеркнуть свое особенное почитание высокого чина толстого. Ведь в Российской империи определения преимущества собеседника происходило путем добавления после слова звука “с”, который был сокращением, первым звуком слова “сударь” Но чрезмерное употребления этого “с”, и еще к школьному товарищу, означает сознательное подлизывание, самоунижение, чинопочитание. То есть подчеркивание того, что человек, к которому обращается, является гораздо выше и зажиточней, чем тот, кто обращается. Это был способ подлизаться, о чем очень хорошо знали оба собеседника. И, наверное, жена с сыном тонкого.

Такая резкая смена поведения тонкого очень не понравилась толстому, ведь от друга детства он совсем не требовал такого поведения. Более того, сначала даже толстый “с восхищением смотрел на тонкого”, ведь искренне обрадовался встречи с ним. Однако такое унизительное поведение, внутреннее рабство тонкого, стало причинной холодного прощания бывших товарищей.