ЧТО ТАКОЕ СВОБОДА. Михаил Юрьевич Лермонтов оставил неизгладимый след в русской поэзии. Он не умел и не хотел скрывать свои мысли, маскировать чувства. В его стихотворениях звучат мужество и грусть, жажда свободы и ощущение ее недостижимости, предчувствие утрат, любовь к родине и родной природе. Художественный мир Лермонтова насыщен пафосом свободы.
Жизнь самого поэта омрачала память о декабрьском дне 1825 года и о судьбах лучших людей. Состоянию общественной жизни отвечала его собственная трагическая судьба: ранняя гибель матери, детство вдали от отца, которого ему запрещено было видеть, политические преследования и жизнь изгнанника в последние годы. И при всем том поэт не стал мрачным отрицателем жизни. Он любил ее страстно, вдохновленный мыслью о родине, мечтой о свободе, стремле-
нием к действию, к подвигу. Этими чувствами проникнуты и многие его стихотворения. Так, мы видим одинокий парус, который сквозь ветер и туман стремится к чему-то неведомому. Что же манит его?
Что он ищет? И автор дает ответ на этот вопрос:
А он, мятежный, просит бури,
Как будто в бурях есть покой!
Это образ человека, зовущего бурю, ищущего в ней покоя, тос-кующего без нее, стремящегося найти свое счастье в борьбе и иначе не представляющего своей жизни.
В лирике Лермонтова ярче всего отразились его размышления о важнейших проблемах общественной и личной жизни, мно-
гие произведения наполнены предчувствием утраты и бессмысленной преждевременной гибели. Поэт размышляет о смысле жизни. Такими мыслями проникнуто и стихотворение «Три пальмы».
Гордые пальмы растут среди песчаной пустыни, храня под сенью своих листьев прохладную воду родника. Но они недовольны своей жизнью, они никому не приносят пользы. И ни один путник не склонялся еще под их «кущей зеленой». «На то ль мы родились,
чтоб здесь увядать?», — обращаются пальмы к Богу. И он откликнулся на их молитвы:
Вот к пальмам подходит, шумя, караван:
В тени их веселый раскинулся стан.
Пальмы гордо приветствуют долгожданных гостей, «и щедро поит их студеный ручей». Но что же ждет их дальше? Гордые
пальмы, которые видели смысл своей жизни в том, чтобы радовать глаз, дарить влагу и прохладу среди знойной песчаной пустыни, погибли, срубленные безжалостной рукой. А «солнце остатки су- хие дожгло», и «ветром их в степи потом разнесло». Красота, которая существовала в этих краях долгие годы, была уничтожена в один момент. И напрасно теперь ручей просит пророка о тени —«его лишь песок раскаленный заносит.