Почему-то во все времена во всем мире высоко ценилась скром­ность человека. «Чем умнее человек, тем он скромнее», — гласит античный афоризм. В японской пословице говорится: «Скром­ность — украшение мудрости». «Скромность так же нужна досто­инствам, как фигурам на картине нужен фон: она придает им силу и рельефность», — писал Ж. Лабрюйер, а Л. Н. Толстой счи­тал скромность и простоту главным условием моральной красо­ты человека. Попытаюсь и я разобраться в этом.

Наверное, скромность — это умение не хвалить себя самому, а незаметно проявлять свои знания и качества.

Скромность — это помочь другу в трудную минуту и такт, с которым ты можешь сделать это. Ценится не показное, а искрен­нее внимание, бескорыстная помощь, оказанная вовремя. Скром­ный человек не будет кичиться этим, он просто порадуется, что сумел помочь, не требуя взамен благодарности.

Скромный человек, на мой взгляд, во всех случаях задаст себе вопрос: «Чем я могу помочь?». Он не осудит другого, а постарает­ся его понять.

Но мне кажется, что скромного человека нужно уметь отли­чать от вечного «тихони», который «себе на уме» и от него можно ждать подвоха; от робкого и стеснительного, которому просто нужно немного человеческого тепла, чтобы он мог «раскрыться», а не раз­вивать в себе комплекс неполноценности.

Скромный человек может первым броситься « в горящую избу », вовремя прийти на помощь, угадать настроение-другого, понять, что тот чем-то огорчен, и сделает все, чтобы развеять грусть или рассеять напрасную тревогу товарища. Он сделает это от чистого сердца. И даже совершив настоящий поступок, скромный человек никогда не станет хвастаться, потому что это его естественное по­ведение (а человеку, любящему поговорить о себе, трудно избежать тщеславия, которое лишает людей естественности). И. Бехер отме­чал по этому поводу, что «скромность, хвастающая своей скромно­стью, — это уже не скромность, а высокомерие, облаченное во вла­сяницу скромности».

И еще я думаю, что скромный человек это вовсе не беззащит­ное существо. При необходимости человек, скромный по существу, может одним словом поставить нахала на место, потому что при всей видимой покладистости у скромного человека очень развито чувство собственного достоинства. Он скромен потому, что знает себе цену, и ему нет необходимости казаться лучше, чем он есть на самом деле. Скромный человек не позволит обижать себя. Может быть, он не из тех, кто будет защищать себя кулаками, он скорее отойдет в сторону именно потому, что глубже других понял: про­должать спор бессмысленно.

Некоторые не любят скромных. Это дело глубоко личное. И право каждого выбирать, кто ему нравится, а кто нет. Но лично мне скромные люди симпатичны (если только это не ложная, не показная скромность и она не продиктована высокомерием). Скром­ные внешне, они привлекают богатством внутреннего мира, а это ценнее любых других богатств.