Что такое лирическая поэзия? Лирическая поэзия получила свое название от греческого слова «лира» – музыкальный инструмент, игрою на котором древние греки аккомпанировали себе, когда пели. Само назва­ние лирической поэзии указывает на ее близкую связь с музы­кой: та и другая выражают различные сердечные чувства.

В то время как эпос изображает мир внешний (объектив­ный), предмет лирики – внутренний (субъективный) мир по­эта, его личные чувствования, вызванные каким-либо предметом или явлением.

К лирической поэзии относятся не только те стихотворе­ния, в которых поэт выражает свои чувства от своего лица (на­пример, «Молитва» Лермонтова, «Опять на родине» Пушкина.), но также и те, в которых он выражает их посредст­вом такого воображения внешних предметов и явлений, кото­рое от начала и до конца проникнуто его чувством, его душевным настроением (например, «Тучки» Лермонтова, «Лес» Кольцова).

Лирическая иоэзия служит для выражения сильных чувств, а так как они обыкновенно не бывают продолжитель­ными, то и лирические произведения всегда бывают невели­ки. Тогда как эпические произведения составляют иногда целые тома (например, поэмы, романы), лирические в боль­шинстве случаев состоят из нескольких строф. Выразил поэт свое чувство – и кладет перо. Если же он, несмотря на то, что чувство его охладело, будет продолжать писать, то его лириче­ское произведение не вызовет у читателей соответствующего настроения: только искренне чувство поэта передается читате­лю.

По своему происхождению лирика делится на два вида; на народную устную и литературную, письменную.

Устную лирику составляют те лирические песни, которые слагаются неграмотным народом устно и устно передаются от поколения к поколению.

Между лирическими песнями наиболее замечательны: пес­ни обрядовые и песни бытовые. В обрядовых песнях, которыми сопровождались религиозные обряды, выражаются религиозные чувства народа; в бытовых – чувства, вызванные условиями жизни вообще и семейной в частности.

Большинство русских народных песен отличает изобрази­тельность языка. Они часто начинаются обращением к приро­де: к солнцу красному, ветру буйному, полю чистому и т. п. Изобразительности языка песен способствует обилие сравне­ний, особенно отрицательных: «Уж как пал туман на сине море, а злодей-тоска в ретиво сердце», «Не былинушка в чис­том поле зашаталася: зашаталася безприютная головушка», а также обилие выразительных постоянных эпитетов: солнце красное, море синее, поле чистое, кровь горючая и т. д.

Народным песням свойственны нежность и задушевность, объясняемые мягкостью народного характера. Они достига­ются частым употреблением уменьшительных и ласкатель­ных слов: ясная звездочка, частый дождичек, зеленая березонька, травушка-муравушка, ласточка-касаточка, де­точки малешеньки и т. п.

Искренность и глубина чувства также присущи народной песне, ведь народ излил в своих песнях только то, что пережил и перечувствовал на самом деле.

Суровая природа, продолжительное монгольское иго, кре­постное право, тяжелая семейная обстановка способствовали развитию грусти, унылому напеву, которые составляют отли­чительную черту большинства русских песен.

Пушкин так характеризовал русскую песню:

От ямщика до первого поэта Мы все поем уныло. Грустный вой Песень русская – известная примета!

Печалию согрета Гармония и наших муз и дев,

Но нравится их жалобный напев.

Не чужды русской песне широкий разгул, удаль, безгранич­ная веселость, тонкая и меткая ирония. Таковы, например, песни «А и горе, горе, гореваньице», «Не шуми, мати, зеленая дубравушка» и т. п.

Пушкин подметил и эту сторону русской народной песни, говоря:

Что-то слышится родное В долгих песнях ямщика:

То раздолье удалое,

То сердечная тоска.

Это то отчаянное разгулье, которое иногда охватывает чело­века, сознавшего, что жизнь его испорчена, погибла беспово­ротно.

В отличие от лирики устной письменную лирику составля­ют те лирические произведения, которые создаются не безгра­мотным народом, а отдельными лицами – писателями.

Элегия – лирическое стихотворение, в котором поэт выра­жает чувство грусти, вызваанное каким-либо печальным яв­лением. «Элегия» в переводе с греческого языка значит траурная, печальная, грустная песнь. Элегия получила свое начало в Малой Азии и была первоначально скорбною похо­ронною песнею. Затем она появилась в Греции и получает бо­лее широкое значение: здесь целью ее было или возбудить любовь к отечеству, или воодушевить воинов перед битвой. С V века до Р.Х. чувство грусти в элегии становится снова преобла­дающим. В Рим она переходит с этим же отлитчительным ха­рактером.

Жуковский впервые познакомил русскую читающую пуб­лику с элегией благодаря своим переводам («Сельское кладби­ще» Грея, «Опять ты здесь, мой благородный гений» Гете и др.) и оригинальным элегиям («Теон и Эсхин»). Кроме Жуков­ского, прекрасные образцы элегии встречаются в произведе­ниях Пушкина («Безумных лет угасшее веселье», «Брожу ли я вдоль улиц шумных»), Лермонтова («И скучно и грустно», «Выхожу один я на дорогу», «Ангел», «Парус»), Некрасова («Слезы матери»), Никитина («Вырыта заступом яма глубо­кая») и др.

Жуковский в своих элегиях проводил ту мысль, что здесь, на земле, нет прочного счастья, и надеялся на утешение в за­гробном мире; у Пушкина грустное чувство всегда примиряет­ся с действительностью; элегии Лермонтова проникнуты безотрадной скорбью, граничащей с отчасяньем, и т. п.

Вообще русская литература особенно богата элегиями. Еще Пушкин заметил, что «печалию согрета гармония наших муз». Причина этого – тяжелые условия русской жизни.

Еще один вид лирического произведения – сатира. В ней вы­ражается насмешка или негодование, вызванные, по мнению поэта, каким-либо общественным явлением, достойным пори­цания.

Сатира первоначально возникла в Греции, но высшего раз­вития как по форме, так и по содержанию, достигла в Риме, где и получила свое название. Самыми знаменитыми римски­ми сатириками были Гораций и Ювенал. Сатира Горация лег­кая, шутливая: она поражает зло преимущественно «тонким остреем иронии». Сатира Ювенала имеет характер серьезный, карающий, потому что гнев и негодование волновали его душу при виде нравственного падения современного ему общества.

В русской литературе первым сатириком был Кантемир, за­мечательный своими сатирами Дмитриев («Чужой толк»), Пушкин («Деревня»), Лермонтов («Дума», «Первое января»), Некрасов («Железная дорога», «Размышление у парадного подъезда»), А. Толстой и некоторые другие.

Сатира имеет большое общественное значение и не только серьезная, но и легкая, шутливая: кто посмеялся над изобра­женным злом, тот постарается от него уклониться, чтобы не быть смешным ни в своих, ни в чужих глазах.

Сатирическим элементом, т. е. насмешкой и негодованием, бывают проникнуты иногда и эпические и драматические про­изведения, например, романы («Герой нашего времени»), по­эмы («Мертвые души»), повести («Шинель», «Старосветские помещики»), басни («Осел и Соловей»), комедии («Ревизор») и т. п. Но эти произведения отличаются от сатиры собственно тем, что в них главное место занимает изображение событий или характеров, вызывающих смех или негодование читате­лей, а не выражение чувств поэта, как в собственно сатире.

От сатиры следует отличать эпиграмму, т. е. сатирическое стихотворение, направленное против какого-либо одного лица.

Баллада – небольшой поэтический рассказ с примесью чу­десного, сверхъестественного, фантастического.

Слово «баллада» в преводе с языка кельтов – народная пес­ня. Впервые баллада появилась в Англии в XII веке. Образова­лась она из слияния рыцарских преданий, занесенных сюда норманами, с местными героическими сказаниями отчасти кельтского, отчасти англо-саксонского происхождения. Духи и приведения играют видную роль в этих народных песнях и придают им мрачный, таинственный характер.

В XVIII веке в Англии были изданы сборники старинных песен. Сборники эти возбудили большой интерес во всей Евро­пе, особенно в Германии. Увлечение этого рода поэзией поро­дило множество баллад сначала в Германии, а потом и в других странах. Содержание для них поэты брали из средневе­ковой жизни, из народных преданий и суеверий; впоследст­вии стали обращаться за сюжетами к древнегреческой жизни или же создавать собственные, в духе народных сказаний.

Жуковский первый познакомил русских читателей с не­мецкими и английскими балладами в своих высокохудожест­венных переводах: «Ленора» Бюргера, «Кубок», «Граф Габсбургский», «Поликратов перстень», «Ивиковы журавли» Шиллера, «Суд божий над епископом» Саути и многие другие. Им же написано несколько оригинальных баллад: «Светла­на», «Ахилл» и другие.

Пушкин придал балладе национальный характер, заимст­вуя содержание ее из русских народных преданий и поверий. Например: «Песньо вещем Олеге», «Утопленник», «Бесы». За ним уже следовали А. Толстой, Некрасов и другие.