Что такое человек? Рубаи Омара Хайяма — философско-лирические четверо­стишия — известны не только на родине автора, но и во всем мире. Выдающийся ученый, он сумел перенести обширные и глубокие знания во многих областях науки в свою поэзию. Вполне естествен­но, что как ученого и поэта Омара Хайяма интересовал вопрос: что же из себя представляет человек и его жизнь?

Этот мир — эти горы, долины, моря —

Как волшебный фонарь.

Словно лампа — заря.

Жизнь твоя — на стекло нанесенный рисунок,

Неподвижно застывший внутри фонаря.

Да, у каждого жизнь действительно может быть такой — за­стывшей, неподвижной, неизменной. Однако знание законов при­роды убеждает великого поэта в другом:

Слышал я : под ударами гончара

Глина тайны свои выдавать начала:

«Не топчи меня!— глина ему говорила. —

Я сама человеком была лишь вчера».

В жизни часто человек не может предугадать будущее, поворо­ты судьбы, которая нередко разбивает Даже самые продуманные планы. Раздумывая над этим, Омар Хайям приходит к выводу о том, что человека по жизни ведет воля Бога, а не собственные же­лания и стремления:

Мы — послушные куклы в руках у Творца!

Это сказано мною не ради словца.

Нас по сцене всевышний на ниточках водит

И пихает в сундук, доведя до конца.

Взгляды поэта на ад и рай отличаются от общепринятых. Омар Хайям считает, что эдемский сад и преисподняя — составляющие части человека, его мировоззрения, убеждений, желаний.

«Ад и рай — в небесах», — утверждают ханжи.

Я, в себя заглянув, убедился во лжи:

Ад и рай — не круги во дворце мирозданья,

Ад и рай — это две половины души.

Среди людей есть трусы, а есть герои, есть благородные, но есть и подлецы. Как же это получается, что в одной семье могут вырас­ти два совершенно непохожих друг на друга человека? Почему один и тот же человек в разное время может быть добрым и злым, весе­лым и печальным?

Мы источник веселья — и скорби рудник.

Мы вместилище скверны — и чистый родник.

Человек — словно в зеркале мир — многолик.

Он ничтожен — ион же безмерно велик!

И все же Омар Хайям был истинным ученым, потому что пре­красно понимал, что даже всех знаний мира не хватит, чтобы по­стичь человека и человеческую жизнь.

Много лет размышлял я над жизнью земной.

Непонятного нет для меня подлупой.

Мне известно, что мне ничего не известно! —

Вот последняя правда, открытая мной.

Сайгё

Мир поэзии Сайгё

Мы знаем Сайгё как выдающегося японского поэта средне­вековья. Еще при жизни он был окружен великой славой, которая в дальнейшем продолжала расти. И не зря, потому что ясная и простая поэзия Сайгё на самом деле вмещает в себя сложней­ший мир мыслей и чувств.

Кто скажет, отчего?

Но по неведомой причине

Осеннею порой

Невольно каждый затомится

Какой-то странною печалью.

Будучи монахом, Сайгё был уверен, что быстротечная жизнь полна страданий, которые каждый должен преодолеть самостоя­тельно, чтобы достичь просветления. Поэтому сердце человека должно не только переживать настоящее, но и устремляться в бу­дущее.

Думай лишь об одном!

Когда все цветы осыплются,

А ты под сенью ветвей

Будешь жить одиноко,

В чем сердце найдет опору?

И все же поэзия этого великого мастера слова бесконечно светла и прозрачна. Как никому другому ему было присуще умение лю­боваться красотой природы: цветущими вишнями, горными ру­чьями, осенним листопадом.

Куда унеслось ты,

Сердце мое ? Погоди!

Горные вишни

Осыплются, — ты опять

Вернешься в свое жилище.

Поэт-монах, поэт-бродяга, Сайгё любил окружающий мир, любил людей. Удивительной нежностью, трогательной печалью наполнены строки его стихотворений, посвященных женщине:

Пришлось разлучиться нам,

Но образ ее нигде, никогда

Я позабыть не смогу.

Она оставила мне луну

Стражем воспоминаний.

Творчеством Сайгё восхищались лучшие поэты средневековой Японии. Современный читатель тоже имеет возможность прикос­нуться к трепетной красоте огромного мира, созданного его яр­ким и богатым воображением.