Борьба за инвеституру, то есть за право назначения епископов, продолжалась между королями и Папами Римскими в течение нескольких веков. Поскольку Папские государства играли в средневековом обществе ту же роль, что и государства светские (объединения традиционных феодов и поместий), их сеньоры, принадлежавшие к духовному сословию, в конце концов подпали под влияние тех же человеческих слабостей, которым не смогли противостоять феодалы и короли, — алчности и других свойственных человеку пороков. Накопив богатство, Папы начали активно заниматься, как мы теперь говорим, политической деятельностью. Борьба за главенство в Европе достигла апофеоза в 1075 году, когда Папа Григорий VII (около 1020—1085), пытаясь защитить церковь от влияния светских властителей Европы, издал декрет, направленный против светских общественных институтов и гласивший, что назначать епископов и глав монастырей может только он. Германский король Генрих IV, в то время поглощенный борьбой с могущественной саксонской знатью, не подчинился этому декрету, заявив, что право назначать епископов должно принадлежать королям. (Поскольку Папа избирался из числа епископов, это позволяло светским правителям влиять на выбор будущего Папы — таким образом, вопрос выходил за рамки чисто церковного и был политическим.) В результате Генрих был отлучен Папой от церкви. Несмотря на то что позже он просил у Григория VII прощения и был прощен («хождение в Каноссу»), борьба за инвеституру на этом не закончилась: заручившись поддержкой других правителей, Генрих в 1084 году низложил Григория и возвел на эту должность антипапу Климента III, из рук которого он в свою очередь принял императорскую корону Священной Римской империи. Но и после этого борьба между духовенством и светскими правителями продолжалась еще несколько столетий.