Что разделяет Чацкого. Главный герой комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума» — Чац­кий — представитель «века нынешнего», новая личность, вырази­тель прогрессивных идей времени. Его мнение по всем основным общественно-политическим и нравственным вопросам противо­поставлено мнениям окружающих его людей — представителей фамусовской Москвы.

Самый главный, пожалуй, вопрос того времени — вопрос об отношении к крепостному праву. В своем монологе Чацкий вспо­минает о крепостном театре, актеры которого «распроданы пооди­ночке», о «Несторе негодяев знатных» обменявшем своих верных слуг на трех борзых собак. То, что для Чацкого — предмет возму­щения, для представителей фамусовской Москвы — норма.

Жизненный обиход светского общества того времени был во многом вторичным, заимствованным из Франции. Отношение Чацкого к этому факту — критическое, больше всего на свете он хочет «…чтоб истребил господь нечистый этот дух пустого, раб­ского, слепого подражанья». Для Чацкого дорого национальное своеобразие и единство в российском обществе:

Воскреснем ли когда от чужевластья мод!

Чтоб умный, добрый наш народ

Хотя по языку нас не считал за немцев.

Нормой жизни фамусовского общества является чинопочита­ние и подхалимство. Уже в первом действии Фамусов восхищает­ся Максимом Петровичем, который «сгибался вперегиб» перед сильными мира сего. Сам Фамусов лебезит перед Скалозубом в надежде, что тот женится на его дочери. Для Чацкого ситуация нестерпима, он возмущается:

Кому нужда, тем спесь; лежи они в пыли,

А тем, кто выше, лесть, как кружево, плели…

В таком обществе не нужно быть умным и образованным для того, чтобы добиться успеха, «дойти до степеней известных». Зна­ния, ум здесь никому не нужны. «Ученостью меня не обморо­чить», — говорит Скалозуб. А Фамусов совершенно серьезно гово­рит о том, что знания — причина безумия Чацкого и не только его:

Ученье, — вот чума, ученость — вот причина,

Что нынче пуще, чем когда

Безумных развелось людей, и дел, и мнений.

Чацкий наделен «алчущим познаний» умом, «славно пишет, переводит», отличается глубокими знаниями и свободомыслием.

Чацкий выделяется также из среды московской знати своим отношением к общественному мнению. Он непосредствен в сво­их поступках, ему совершенно все равно, что о нем подумают. Он говорит правду в лицо, не заботясь о впечатлении, которое произ­водит. Об окружающих же он говорит:

Да и кому в Москве не затыкали рты

Обеды, ужины и танцы,

Каждый из них озабочен тем, «что будет говорить княгиня Марья Алексевна».

Чацкий стремится «служить», а не «прислуживаться», служить «делу», а не «лицам», его «связь с министрами» и дальнейший раз­рыв — намек на желание прогрессивно мыслящих людей преобра­зовать общество мирным путем. Его поездка за границу была, оче­видно, связана не только с «поисками», но и со стремлением обре­сти единомышленников в своем деле.

Но в Москве Чацкий совершенно одинок. Непримиримость конфликта Чацкого с Фамусовеким обществом ставит его в траги­ческую ситуацию. По замечанию И. А. Гончарова, его роль «стра­дательная»: в одно и то же время он «передовой воин», «застрель­щик», и при этом «всегда жертва».