ЧТО НОВОГО ОТКРЫЛА Я ДЛЯ СЕБЯ В ПОЭЗИИ НЕКРАСОВА. Н. А. Некрасов открыл новую эпоху в русской поэзии — это было ясно уже его современникам. И он пре­жде всего так и известен: как поэт и гражданин, со всей си­лой своего таланта выступивший против угнетения челове­ка человеком, против насилия и зла.

Но очень мало известно о творчестве Некрасова-лири- ка. Оказывается, есть у поэта поразительные по глуби­не и силе чувства стихотворения. Это новый для меня мир Некрасова — его интимная лирика. Большинство таких сти­хотворений Некрасова написаны с 1847 по 1855 годы. Это стихотворения так называемого «панаевского цикла». Все они посвящены одной женщине — Авдотье Яковлевне Панаевой, к которой Некрасов был искренне привязан.

Стихотворения этого цикла — это исповедь глубоко лю­бящего сердца, это вдохновенный диалог с любимой. В нем есть все: пробуждающееся чувство, нежность к любимому су­ществу, но главное — единство чувств и мыслей поэта и его любимой.

У Некрасова есть то, чего так недостает многим любя­щим сердцам,— это глубокое уважение к достоинству сво­ей избранницы, готовность стать на защиту ее чести и сво­ей любви.

Может, именно это и делает его любовь столь светлой и гармоничной.

Но, к сожалению, жизнь с повседневными мелочами, со всеми своими горестями и противоречиями вторгается в этот светлый мир. Гармония двух сердец нарушена — и это на­шло свое отражение в стихах Некрасова:

…Мы с тобой бестолковые люди:

Что минута, то вспышка готова!

Облегченье взволнованной груди,                                                       *

Неразумное, резкое слово…

Даже по этим четырем строкам видно, как больно вос­принимал поэт разрыв со своей любимой.

И если в более ранних стихотворениях Некрасов еще на­деется на сохранение любви, то в последних стихах этого цикла нота надежды уже не слышна:

Тяжелый год — сломил меня недуг,

Беда застигла, счастье изменило,—

И не щадит меня ни враг, ни друг,

И даже ты меня не пощадила!

«Я друг, а не губитель твой!.. Но ты не слушаешь…». Тоска и безысходности слышатся в этих словах. И нет ниче­го, что может помочь человеку в этой беде…

Однако тема женской верности, любви, сумевшей преодо­леть преграды и расстояния, тема человеческого мужества продолжает звучать в поэме Н. А. Некрасова «Русские жен­щины» (1872). Это рассказ о русских женщинах-дворянках, которые по доброй воле потеряли все: свое положение в свете, расположение знакомых, любовь родных, даже своих детей, чтобы последовать за своими мужьями-декабристами, сослан­ными в Сибирь, быть им моральной поддержкой на каторге и в ссылке. Их называли «декабристками» и всегда — с от­тенком уважения к их подвигу…

Личное в некрасовской лирике неотделимо от обществен­ного. Возможно, это следствие глубоких душевных пережи­ваний поэта, возможно, так отражались его политические взгляды. Но все же именно это делает некрасовскую «поэ­зию сердца» такой неотразимо привлекательной. И, прочитав хоть одно его лирическое произведение, уже видишь перед собой не «образцово-показательного» вождя русских демок­ратов, а человека, со всеми присущими только человеческой душе страданиями и радостями.

И совсем по-другому воспринимается знаменитое некра­совское:

Иди в огонь за честь отчизны,

За убежденья, за любовь…

И исчезает куда-то грусть, навеянная безысходностью последних стихотворений поэта… И хочется верить во все лучшее, светлое…