ЧИТАЮ СТИХОТВОРЕНИЕ. Раньше к поэзии я относился несерьёзно. Поду­маешь: зарифмовали отдельные слова, и я так сумею. Попробовал — получилось, как мне показалось, хорошо. Одноклассникам дал почитать — все дружно смеялись: «Ты прямо как Незнайка сочиняешь». А потом нужно было учить стихотворения наизусть. Конечно, выбирал то, что покоро­че, не вдумываясь даже в содержание.

И вот седьмой класс. Пушкин… Учительница с востор­гом рассказывает о великом поэте, что-то там читает, я ду­маю о своём, настроение препаршивое: накануне поссорился с другом. Нет, надо же, я ему доверил одну важную вещь, а он проболтался. Сколько ещё будет тянуться этот урок? Ну, слава Богу, звонок. Во, как всегда, выучить на память.

Посмотрел: хорошо хоть два куплета. (Меня учительница всегда поправляет: не куплеты, а строфы.)

Прихожу домой, раскрываю книгу и читаю:

Если жизнь тебя обманет,

Не печалься, не сердись!

Так это же прямо обо мне! Читаю дальше:

В день уныния смирись:

День веселья, верь, настанет,

— действительно, отец говорит: «Жизнь — зебра: сегод­ня плохо, а завтра — хорошо».

Заинтересовался, продолжаю чтение:

Сердце в будущем живёт;

Настоящее уныло:

Всё мгновенно, всё пройдёт;

Что пройдёт, то будет мило.

И настроение как-то улучшилось. Наверное, и до меня люди переживали, и их предавали. А потом всё налажива­лось. Молодец, Пушкин! Коротко и ясно.

Но после этого стихотворения начал я относиться к по­эзии по-другому.