Чичиков — делец и приобретатель. Н. В. Гоголь принадлежит к числу величайших деятелей русской классической литературы. Вершиной творчества писателя является по­эма «Мертвые души» — одно из выдающихся произведений мировой литературы.

Чичиков — центральный герой поэмы, вокруг него происходят все действия, с ним связаны все действующие лица. Сам Гоголь писал: «Ибо что ни говори, не приди в голову Чичикову эта мысль (о покупке мерт­вых душ), не явилась бы на свет сия поэма».

В этом произведении Гоголь типизирует образы русских помещи­ков, чиновников и крестьян. Единственный человек явно выделяющий­ся из общей картины российской жизни — это главный герой поэмы. Раскрывая его образ, автор повествует о его происхождении и формиро­вании его характера. Чичиков — персонаж, история жизни которого да­ется во всех деталях. Из одиннадцатой главы мы узнаем, что Павлуша принад лежал к бедной дворянской семье. Отец главного героя оставил ему в наследство полтину меди да завет старательно учиться, угождать учите­лям и начальникам и, самое главное, беречь и копить копейку. Благопо­лучие свое он строит за счет других людей. Оскорбление, обман, взяточ­ничество, казнокрадство, махинации на таможне — орудия главного ге­роя. Никакие неудачи не могут сломить его жажду наживы. И всякий раз. совершая неблаговидные поступки, он легко находит себе оправдания.

Каждая глава расширяет наше представление о возможностях Чи­чикова и приводит к мысли о поразительной его изменчивости: с Ма­ниловым он приторно-любезен, с Коробочкой — мелочно-настойчив и груб, с Ноздревым — напорист и трусоват, с Собакевичем торгуется коварно и неотступно, Плюшкина покоряет своим «великодушием». В чем же секрет? Может быть, главный герой — великолепный актер или дальновидный психолог? Пожалуй, нет. Он обманулся в Ноздреве и не смог сыграть любезную ему роль, разбудил скупую подозрительность Коробочки, спровоцировал ревность губернских дам. Обратим особое внимание на те моменты поэмы, где Чичикову нет необходимости мас­кироваться и изменять себя ради приспособления, где он остается на­едине с самим собой.

При осмотре города N наш герой «оторвал прибитую к столбу афи­шу, с тем, чтобы, пришедши домой, прочитать ее хорошенько», а про­читав, «свернул опрятно и положил в свой ларчик, куда имел обыкно­вение складывать все, что попадалось». Это собирание ненужных вещей, тщательное хранение хлама напоминает привычки Плюшкина. С Мани­ловым Чичикова сближает неопределенность, из-за которой все предпо­ложения на его счет оказываются одинаково возможными. Ноздрев за­мечает, что главный герой похож ка Собакевича: «… никакого прямоду­шия, ни искренности! Совершенный Собакевич». А знаменитый ларчик! Все в нем разложено с мелочной педантичностью, точь-в-точь как в ко­моде Натальи Петровны. В характере Чичикова есть и маниловская лю­бовь к фразе, к «благородному» жесту, и мелочная скаредность Коробоч­ки, и самовлюбленность Ноздрева, и грубая прижимистость, холодный цинизм Собакевича, и скопидомство Плюшкина. Чичикову легко ока­заться зеркалом любого из этих собеседников, потому что в нем есть все те качества, которые составляют основы их характеров. Чичиков отли­чается от своих двойников в поместьях, он человек нового времени, де­лец и приобретатель, и обладает всеми необходимыми качествами: «… и приятность в оборотах и поступках, и бойкость в деловых играх», но он тоже «мертвая душа», ибо ему недоступна «блистающая радость» жизни. Чичиков усмиряет свою кровь, которая «играла сильно», избавляется от жизни человеческих чувств почти совершенно. Идея успеха, предприим­чивость, практицизм заслоняют в нем все человеческие побуждения. Правда, Гоголь замечает, что в Чичикове нет тупого автоматизма Плюш­кина: «В нем не было привязанности собственно к деньгам для денег, им не владели скряжничество и скупость. Нет, не они двигали им, — ему мерещилась впереди жизнь во всех довольствах… Чтобы наконец, потом, со временем, вкусить непременно все это, вот для чего береглась копей­ка…» Самоотвержение, терпение и сила характера главного героя позво­ляют ему постоянно возрождаться и проявлять громадную энергию для дбстижения поставленной цели.

Чичиков умеет приспосабливаться к любому микромиру, даже внешний облик героя таков, что подойдет к любой ситуации: «не кра­савец, но и не дурной наружности», «не слишком толст, не слишком тонок», «человек средних лет» —- все в нем неопределенно, ничто не выделяется. Как это ни странно, каш герой — единственный персо­наж, способный на проявление движений души. «Видно, и Чичиковы на несколько минут обращаются в поэтов», — говорит автор, наблю­дая как его герой останавливается, «будто оглушенный ударом», пе­ред молоденькой шестнадцатилетней девушкой. В конечном счете, не сомнительные покупки, не подозрительная ловкость Чичикова, а «че­ловеческое» движение души стало причиной краха его затеи. Так уж устроена жизнь, говорит Гоголь, что именно душевность, искрен­ность, бескорыстие — самые опасные.

В финале поэмы автор намечает некоторые перспективы духов­ного возрождения главного героя. Преодоление зла заключается, по мнению писателя, не в социальном переустройстве, а в неисчерпае­мом потенциале русского народа. К сожалению, второй том «Мерт­вых душ» был сожжен, а третий не написан, поэтому читатель не смог увидеть, как Гоголь приводит Чичикова через житейскую грязь к нравственному возрождению.