ЧАЦКИЙ — «ПАСЫНОК ЗДРАВОГО РАССУДКА». И. А. Гончаров в критическом этюде «Мильон терзаний» пи­сал о пьесе А. С. Грибоедова «Горе от ума»: «Это — тонкая, умная, изящная и страстная комедия… она замаскирована типичными лицами героев, гениальной рисовкой, прелестью языка, всеми по­этическими силами, так обильно разлитыми в пьесе…» По словам Гончарова, «Горе от ума» «есть и картина нравов, и галерея живых типов, и вечно острая, жгучая сатира, и вместе с тем и комедия…

Основной конфликт комедии «Горе от ума» — столкновение «века нынешнего» (передового дворянства) с «веком минувшим» (реакционной массой крепостников и бюрократов), проявляется конфликт также между Чацким и Фамусовым — не в споре ума и глупости, а в разных взглядах на жизнь вообще. Русский писа­тель и критик Иван Гончаров сказал: «Чацкий неизбежен при каждой смене одного века другим». В монологах Чацкого вырази­тельны и точны эпитеты, которыми он определяет свое отношение к новому, прогрессивному, образны его оценки «века минувшего»: «старух зловещих, стариков, дряхлеющих над выдумками, вздо­ром ».

Чацкий — главный герой комедии Грибоедова. О нем Пуш­кин писал: это «пылкий, благородный и добрый малый, провед­ший несколько времени с очень умным человеком (именно с Гри­боедовым) и напитавшийся его мыслями, остротами и сатиричес­кими замечаниями. Все, что говорит он, очень умно. Но кому гово­рит он все это? Фамусову? Скалозубу? На бале московским бабуш­кам? Молчалину? Это непростительно. Первый признак умного человека — с первого взгляда знать, с кем имеешь дело, и не ме­тать бисера перед Репетиловым и ему подобными…

Чацкий гораздо умнее всех остальных действующих лиц ко­медии. Сам автор приписал горе Чацкого его уму. По словам Гон­чарова, он «искренний и горячий», он «начинает новый век — ив этом все его значение». Чацкий готовился к серьезной деятельно­сти. Речь Чацкого — это речь человека, обладающего разносторон­ним образованием, большой эстетической культурой, сверкающим умом, глубиной чувств, прекрасным знанием родного языка и при­родным дарованием оратора. Фамусов говорит, что «он славно пишет, переводит», все вокруг говорят о высоком уме Чацкого. Чацкий много путешествовал, учился, читал, трудился, но во взгля­дах с вышестоящими чинами разошелся по вполне понятной при­чине:

Служить бы рад, прислуживаться тошно!

Герой хотел служить делу, а не лицам, рвался к «свободной жизни», «к занятиям наукой и искусством». Он деятельная и ге­роическая фигура. Чацкий остается с «мильоном терзаний» и, не найдя ни у кого сочувствия, уезжает ни с чем. Но фамусовское общество не может победить Чацкого: Фамусов отделывается об­щими фразами и зажимает уши против его логики, Молчалин умол­кает, княжны разбегаются от него в разные стороны, Софья тоже бессильна и объявляет его сумасшедшим.

Чацкий был уверен в своих силах, но от бесплодной борьбы устал, это стало заметно, что вокруг него, как вокруг диковинки, собрались все гости. А выступить против такого огромного коли­чества врагов у Чацкого просто не хватило сил. Но главный герой знает, что он не одинок: «…пускай один из нас, из молодых лю­дей…», и это придает ему сил. Глубоко веря в правоту своих идей, он убежден, что его мечта осуществится, что будущее принадлежит идеям новых людей — его собратьям по духу. Герцен справедли­во отмечал, что Чацкий — «это декабрист, это человек, который завершает эпоху Петра I и силится разглядеть, по крайней мере на горизонте, обетованную землю», «шел прямой дорогой на каторж­ную работу».

В мечтательной устремленности Чацкого в будущее, в его эмо­ционально-восторженной приподнятости, в безоглядном героизме ярко проступают романтические признаки. Гончаров видит Чац­кого как «провозвестника новой зари» — «передового курьера не­известного будущего». Чацкий — романтик с реалистическими чертами. Чацкий выражает социально-политические настроения самого Грибоедова, но не во всем. Грибоедов отрицательно отно­сится к фамусовскому обществу с самого начала пьесы, а Чацкий «отрезвился… сполна» и окончательно понял, что он чужд бар­ственно-крепостническому укладу жизни,только в самом конце пьесы.

Чацкий привлекает к себе читателей глубоким и острым умом, благородной пылкостью, чувством долга и чести, силой воли и мужеством, независимостью и принципиальностью, нежностью и сердечностью, язвительной иронией.

Конечно, Чацкий не тешил себя надеждами — он за один день не мог изменить всю идеологию фамусовского общества. По мне­нию Грибоедова, Чацкие еще побеждаются в жизни, но внешней, внутренне неправой силой. Морально в пьесе побеждает не Фаму­сов, а Чацкий. Гончаров писал: «Чацкий сломлен количеством старой силы, нанеся ей в свою очередь смертельный удар каче­ством силы свежей».

Давно прошли времена крепостного права, но комедия Грибо­едова до сих пор актуальна. Потому что Грибоедов создал вечные образы, которые отражают современных нам скалозубов, Фамусо­вых и молчалиных. И сегодня вокруг нас есть и плутоватые загорецкие, и шумные репетиловы. И Чацкий принадлежит не только началу XIX века — всегда приходят новые всплески борьбы за светлые идеалы, когда необходимо обличить пороки прошлого, чтобы перейти к более достойному будущему. Во все времена человек может отчаяться, разувериться и повторить вслед за Чацким:

Бегу, не оглянусь, пойду искать по свету,

Где оскорбленному есть чувству уголок.