Чацкий и Молчалин: герой и антигерой в «Горе от ума». Комедия Александра Сергеевича Грибоедова «Горе от ума» стала редчайшим образцом обличительного, сатирического направления ли­тературы. Для классической комедии было характерно деление героев на положительных и отрицательных. Победа всегда была за положительны­ми героями, а отрицательные высмеивались и терпели поражение. У Грибоедова персонажи распределены совершенно другим образом.

Чацкий — смелый и непримиримый борец за дело, за идеи, за правду, остро столкнувшийся с обществом реакционеров и крепост­ников, оболганный и оскорбленный этим обществом, но не смирив­шийся перед ним. Грибоедов впервые в русской литературе во весь рост показал «нового» человека, воодушевленного возвышенными идеями, поднимающего бунт против реакционного общества в защиту свободы, гуманности, ума и культуры человека, пытливо ищущего но­вые, более совершенные формы жизни, воспитывающего в себе но­вую мораль, вырабатывающего новый взгляд на мир и на человечес­кие отношения.

В фамусовском обществе Чацкий чувствует себя одиноким. После трехлетнего путешествия за границей, не заезжая к себе домой, прямо из экипажа, он появляется в доме Фамусова и встречает весьма прохлад­ный прием — и со стороны хозяина и со стороны его дочери. Его пер­вые взгляды вызывают резкий отпор Фамусова и его гостей, а пылкая любовь к Софье наталкивается на холодное, равнодушное отношение с ее стороны.

Он с удивлением замечает, что «век минувший» характеризуется все­общим страхом, покорностью и раболепством — ведь «тот и славился, чья чаще гнулась шея!». «Век нынешний», по мнению Чацкого, осуждает по­корность и раболепство. В это в начале комедии герой еще наивно верит. Позднее, по ходу пьесы он поймет, что «Молчалины господствуют на све­те», что «прошедшего житья подлейшие черты» еще имеют прочные кор­ни в обществе, основанном на самодержавии и крепостничестве. Под «ве­ком нынешним» Чацкий понимает революционно-освободительное тече­ние русской общественной мысли конца 1810-х начала 1820-х годов.

Фамусов испуган речами Чацкого: «Он вольность хочет пропове­дать!» Примечателен монолог Чацкого «А судьи кто?». Чацкий страстно обличает признанные в обществе авторитеты. Он чувствует себя челове­ком «нынешнего века». В своем монологе Чацкий выступает от имени нового поколения:

Где, укажите нам, отечества отцы,

Которых мы должны принять за образцы?

Вот уважать кого должны мы на безлюдьи!

Вот наши строгие ценители и судьи!

«Судьям», которые непримиримы к «свободной жизни», Чацкий противопоставляет молодое поколение, идущее другим путем. Во взгля­дах на общественные порядки, на воспитание и образование, граждан­ский долг и службу, национальную культуру, в поминании смысла и цели жизни Чацкий противостоит обществу невежд и крепостников. Сплетни, клевета — вот основное орудие борьбы этого общества с таки­ми людьми, как Чацкий. Меткое, свободное, пламенное слово — оружие Чацкого. Это сильное, поистине разящее оружие. Но старый мир еще силен. И ряды его сторонников многочисленны.

Бегство Чацкого нельзя воспринять как его поражение. Он вынуж­ден бежать из дома Фамусова и из Москвы «искать по свету, где оскор­бленному есть чувству уголок». Чацкие наносят страшный удар своими обличениями Фамусовым и молчалиным. Спокойное и беспечное суще­ствование фамусовского общества кончилось. Его осудили, против него восстали. Если Чацкие пока слабы в своей борьбе, то и Фамусовы бес­сильны остановить развитие просвещения и передовых идей.

Образ Молчалина противостоит образу Чацкого. Если Чацкий — сын знатного московского дворянина, получивший воспитание в дво­рянском доме, то Молчалин — человек более низкого происхождения. Он из милости «пригрет» Фамусовым, хотя, безусловно, ему «нужен». Молчалин обладает многими деловыми качествами, достаточно обра­зован. Чацкий напрасно недооценивал Молчалина. Его безмолвие отнюдь не глупость. Не случайно Белинский писал, что «Молчалин дьявольски умен, когда дело касается его личной выгоды».

Молчалин. не в пример Чацкому, человеку умному и благородному, умен и подл. Основные качества его натуры — низость, подлость, кото­рые он умело скрывает. Он бессловесен только потому, что он «в неболь­ших чинах». Это расчетливый игрок, который ради своего благополучия продаст кого угодно. До какого цинизма и низости нужно дойти, чтобы использовать влюбленность в себя дочери богатого человека! Софья нуж­на Молчалину, так как она может «словечко замолвить». Софья Павлов­на наделяет Молчалина несуществующими добродетелями, не замечая его низости.

Смотрите, дружбу всех он в доме приобрел:

При батюшке три года служит,

Тот часто без толку сердит,

А он безмолвием его обезоружит,

От доброты души простит.

И между прочим Веселостей искать бы мог;

Ничуть: от старичков не ступит за порог;

Мы резвимся, хохочем;

А он с ними целый день засядет, рад не рад,

Играет…

Чацкий страдает от своего прогрессивного, свободолюбивого ума. Не случайно фамусовское общество объявляет Чацкого безумным. Мол­чалин терпит фиаско совершенно случайно. Он «мастер услужить», най­дет себе нового покровителя. Если Чацкий, по выражению Герцена, «идет прямым путем на каторжные работы», то Молчалин любым спо­собом устроит свои дела и карьеру. Столкновение между Чацким и Мол­чалиным — это конфликт между носителями противоположных качеств дворянской молодежи того времени. Комедия заставляет нас размыш­лять о том, как правильно жить: вмешиваться ли в решение обществен­ных вопросов, терзаться ли общим горем и несправедливостью — или «не сметь свое суждение иметь». Развиваться, расти — или «твердить одну и ту же песнь»? Как относиться к своему народу, России? История доказала, что победа останется за такими настоящими патриотами, как Чацкий. «При резких переходах из одного века в другой, — писал И.А.Гончаров, — Чацкие живут и не переводятся в обществе, повторя­ясь на каждом шагу, в каждом доме, где под одной кровлей уживается старое с молодым, где два века сходятся лицом к лицу в тесноте семейств — все длится борьба свежего с отжившим, больного со здоровым.»