Борьба Чацкого с фамусовским обществом. Среди огромных богатств классической литературы комедия Александра Сергеевича Грибоедова «Горе от ума», законченная им в 1824 году, занимает особое место. Она полна молодости и све­жести, отличается живостью драматического действия, яркими и сочными характеристиками. Живые образы комедии, рассказы­вая о далёком прошлом, обращают читателя и зрителя к настоя­щему. Основной конфликт комедии — борьба нового, передового со старым, отжившим, «века нынешнего» с «веком минувшим». Борьба между Чацким, главным героем комедии, и московским дво­рянством идёт не на жизнь, а на смерть. В глазах современников Чацкий — новатор, «либералист» и вольнодумец. Этого предста­вители «века минувшего» ему простить не могут.

История жизни Чацкого в пьесе намечена отдельными штри­хами. Детство в доме Фамусова, затем служба в полку «назад тому пять лет», Петербург — «с министрами связь, потом разрыв», пу­тешествие за границу — и возращение к сладкому и приятному «дыму отечества». Чацкий молод, но за плечами у него уже много жизненных событий. Не случайно он так наблюдателен и хорошо понимает людей.

Автор неоднократно подчёркивает в комедии ум Чацкого, яс­ный, острый, отличающийся, впрочем, «несколько рассудочным подходом к жизни». Чацкий учился за границей. Кроме науч­ных истин, он там ещё набрался «новых правил». В эти годы беспокойная Европа всё ещё кипела страстями великих битв. Это была славная первая четверть XIX века после революции 1789 го­да во Франции, время революционных выступлений в Италии и Испании, национально-освободительной борьбы во всей Ев­ропе. Наш герой был, по всей вероятности, свидетелем этого и возвратился на родину полный мыслей о свободе личности, равенстве и братстве.

Но что его ждёт в Москве?

Его милая Софья, к которой он мчался «сорок пять часов, глаз мигом не прищурив, вёрст больше семисот…», полюбила другого, секретаря отца, Молчалина. Для Чацкого это тяжёлый удар, пото­му что его горячая, искренняя любовь глубока и постоянна. Кро­ме того, он чувствует себя оскорблённым выбором Софьи. Как могла она, умная, развитая девушка, отдать предпочтение Молча- лину, который не смеет даже «своего суждения иметь»?

Но, к сожалению, это не единственное разочарование, ожи­дающее Чацкого в Москве. Возвращаясь полный надежд домой, наш герой предвидел встречу с представителями фамусовского общества. «Жить с ними надоест», — говорит он Софье при пер­вом свидании, тут же утешая себя: «и в ком не сыщешь пятен». Но он был всё же уверен, что фамусовщина — это лишь осколок «века минувшего». Однако реальная действительность оказалась куда более мрачной. Даже старые друзья были заражены фаму- совщиной. Прежний друг Горич, совсем ещё недавно полный жизни, теперь «на флейте твердит «дуэт а-мольный» и жалуется на здоровье. Разговор с Репетиловым раскрывает Чацкому поверх­ность и пустоту либерализма многих, ничтожность собраний «либералистов», происходящих в Английском клубе. А общение с дру­гими представителями фамусовского общества стало для Чацко­го вообще драматичным. И это вполне закономерно. В обществе московских «тузов», где все живут, «на старших глядя», где це­нят лишь богатство и чин, где боятся правды и просвещения, Чацкий стоит на особом месте, за это многие дворяне ненавидят и преследуют его.

Что же отличает этого героя от его противников?

Ум, искренность, прямота — вот что отличает Чацкого от мно­гих его сверстников в московском обществе. Молчалин как будто умён. Если мы познакомимся с ним поближе, то увидим, что глав­ное в нём — хитрость, изворотливость, коварство. Скалозуб прям и откровенен, но зато он «слова умного не выговорил сроду». И лишь Чацкий соединяет в себе ум и честность — качества очень важные для настоящего человека.

Фамусовскому пониманию человека, «пусть плохонького», но богатого, который «не в войне, а в мире берёт лбом», Чацкий про­тивопоставляет свой идеал:

«Не требуя ни мест, ни повышенья в чин,

В науки он вперит ум, алчущий познаний».

Совершенно разное представление о службе имеют представи­тели двух лагерей. Для Фамусова образцом отношения к служеб­ным обязанностям является Максим Петрович, который «сгибал­ся вперегиб», если нужно было «подслужиться». У Чацкого на этот счёт противоположное мнение:

«Служить бы рад, прислуживаться тошно».

В противовес Фамусову и его окружению Чацкий лишён ари­стократического презрения к людям низшего звания. В своём мо­нологе «А судьи кто?» Чацкий гневно обрушивается на тех, кто «Грабительством богаты,

Защиту от суда в друзьях найдя, в родстве,

Великолепные соорудя палаты,

Где разливаются в пирах и мотовстве».

Он также обвиняет представителей «века минувшего» в косно­сти, отсутствии движения:

«А судьи кто? За древностию лет К свободной жизни их вражда непримирима,

Сужденья черпают из забытых газет Времён очаковских и покоренья Крыма».

Можно ещё много говорить о Чацком, но уже и сейчас по­нятно, что его противники не могут простить всех его обвини­тельных речей. Поэтому фраза, брошенная вскользь Софьей: «Он не в своём уме», пришлась очень кстати. Все с удовольствием поверили в сумасшествие Чацкого, так как хотели в это верить. Униженный и оскорблённый, Чацкий произносит свой последний монолог, в котором со всей силой негодования обрушивается на мир Фамусовых.

Наш герой покидает Москву. Что это значит? Может быть, то, что он «лишний человек», как Онегин или Печорин? Может быть, будет он путешествовать в поисках приключений, пока не полу­чит пулю в лоб? Нет! Ещё Гончаров в своей статье отметил, что Чацкий как личность несравненно выше и умнее Онегина и лер­монтовского Печорина. Он искренний и горячий деятель, а те — паразиты, «изумительно начертанные великими талантами как болезненные порождения отжившего века».

Своим произведением А. С. Грибоедов ответил на потреб­ность времени создать оригинальную, высокохудожественную, общественно значимую, социальную комедию. С тех пор про­шло уже очень много времени. Своё общественное значение комедия, безусловно, уже утратила, но художественное — нет. Театр не бывает пуст, когда на сцене идёт «Горе от ума», осо­бенно если в главной роли выступает замечательный актёр Вла­димир Меньшиков.