«БОЛЬШОЕ СЕРДЦЕ» МАЯКОВСКОГО. В России многих талант­ливых людей «не хватило» на всю жизнь. Они либо гибли в начале своего творческого пути, смятые железной пятой са­модержавия, либо, начав громким голосом, по тем же причи­нам не могли выдержать взятую силу до конца. Любому мо­лодому литератору легко было ошибиться в выборе пути в это насыщенное событиями предреволюционное время, наэлект­ризованное жаждой перемен в политическом строе, в обще­ственной жизни, в духовной сфере, в оценке главных челове­ческих ценностей, Любому. Но это был Маяковский!

Его хватило не только на всю жизнь, Сменяется поколение поколением, а творчество великого поэта не только не старе­ет, а наоборот, становится все ближе и понятнее миллионам людей. Чем дальше отодвигается от нас время, в котором тво­рил Маяковский, тем ближе приближаемся мы к пониманию всей глубины его поэтических открытий,

Владимир Маяковский. Кто он? Что мы знаем о нем?

Многие годы на этого человека был «навешен ярлык» ге­ния революции, о нем мало знали как о человеке, забывали, что и у него есть простое человеческое сердце.

Раннее творчество Маяковского — это размышления над бытностью человека, над его жизнью, над его заботами, В это время поэт выходит на арену российской поэзии футу­ристом, Его привлекают в этих людях, пытающихся тво­рить культуру будущего, их шумный протест против застоя в жизни и искусстве, их мечты о том прекрасном времени, к которому непременно придет человечество, Маяковский мечтал и писал о жизни, где не будет места жестокости, злобе, черной зависти.

«Большое сердце» Маяковского, Что это? Может, это серд­це больших размеров, налитое здоровой кровью? — Нет, Это сердце человека. «Большое сердце» — это сердце, которое вмещает в себе любовь ко всему и всем, это сердце, в котором нет места лжи и «зверству».

Тема человечности звучит почти во всех произведениях поэта. Особенно мне понравилось стихотворение «Хорошее отношение к лошадям», где автор обращает внимание на то, что в нашей жизни плачут от жестокости и равнодушия не только люди, но и лошади.

Подошел и вижу — за каплицей каплица по морде катится, прячется в шерсти…

И грустно стало автору, охватила его «звериная тоска» за то, что нет в мире понимания, что не хватает человеку добро­ты и жалости даже к «ломовой» лошади.

Лошадь, не надо.

Лошадь, слушайте — чего вы думаете, что вы их плоше?

Деточка,

все мы немножко лошади, каждый из нас по-своему лошадь.

Да, в каждом из нас «живет» лошадь; мы тянем сзади себя все грехи, приобретенные нами еще при жизни…

Каждый из нас видит мир по-своему. Маяковский воспри­нимал его во всей своей широте, это восприятие оказало боль­шое влияние и на его любовную лирику. Поэт, во-первых, был человеком, которому не чужды были все человеческие чувства. Вечная лирическая тема любви в «Облаке в штанах», «Люб­лю», «Про это», она присутствует во многих стихотворениях, посвященных любимым женщинам. У Маяковского любовное чувство выражено яростно, страстно, с вулканической силой. Два главных чувства пронизывают все творчество поэта; «гро­мада любовь, громада ненависть». Громаду любовь он отдавал всему, что служило добру, людям, новому времени; громаду ненависть обрушивал на все, что мешало утвердиться челове­ческим отношениям, что было связано со старым миром,

Владимир Маяковский… Его стихи о любви, о верности, о прекрасной жизни в мире этих чувств разрушили идеал ге­ния, Маяковского-памятника.

Мама!

Ваш сын прекрасно болен!

Мама!

У него пожар сердца.

Скажите сестрам, Люде и Оле, — ему уже некуда деться…

Маяковский мечтал, Маяковский любил, но не мог он най­ти человека такого, как он сам.

Где любимую найти мне, такую, как и я?

Такая не уместилась бы в крохотное небо!

Его любили как друга, как человека с прекрасным серд­цем, в которое вмещалось все: любовь, взаимопонимание, человечность и доброта. Любовь вдохновляла его, в ней он видел мощный источник своей жизни: «если я что написал, если чего сказал — тому виной глаза — небеса, любимой моей глаза».

Маяковский не искал выгоды для себя, он отдавал части­цы своего «большого сердца» людям, он только и жил ради того, чтобы каждую минуту быть кому-нибудь и чем-нибудь нужным.

Очень мне надо сияньем моим поить земли отощавшее лонце!

Маяковский любил и размышлял о сущность любви, Любовь не отъединяет человека от мира, а крепче связывает с ним, дает новую энергию для деятельности. Поэтическое сло­во, окрыленное большим человеческим чувством, не знает преград и расстояний. Обывательским взглядом на любовь поэт противопоставляет большое чувство, которое является источ­ником силы и творчества.

Любовь не в том,

чтоб кипеть крутей, не в том

что жгут угольями,

а в том, что встает за горами грудей над волосами-джунглями.

Любить — это значит:
вглубь двора вбежать

и до ночи грачьей,

блестя топором,

рубить дрова,

силой

своей

играючи…

Маяковский проповедовал «чистую» любовь. Он боролся за «чистоплотность наших отношений и любовных дел». Лю­бовь и верность у поэта сливались в одно единое, целое. Верность во всем, во всех поступках и делах, а «главное — это в любви». «Вывод» из поэмы «Люблю» стал гимном любви и верности.

Не сломают любовь
ни ссоры, ни версты.

Продумана,

выверена,

проверена.

Подъемля торжественно стих

скороперстый,
клянусь — люблю

неизменно и верно!

Что нужно было человеку, окруженному славой, друзьями и недругами, который любил, понимал и всегда был рад помочь другим? Чего ему не хватало? «Большое сердце» вмещало все хорошее, но оно было одиноко, оно было в вакууме, и каждое его биение не доходило через эту пустоту к людям, не находило в них живого отклика. Большой человек и «большое сердце» — все это Маяковский. Среди друзей он тоже был одинок. Его лю­били и уважали товарищи, но до конца понять его и сказать простое человеческое слово не могли. Его любили, но не так, как он хотел. А общество вообще не хотело понимать его. Новое государство сделало его кумиром и не хотело понимать этого человека, его устраивал громогласный оратор, проповедник но­вой жизни. А Маяковский любил жизнь, любил свет, любил людей и хотел жить среди них не кумиром, а человеком.

Пройду,

любовницу мою волоча.

В какой ночи,

бредовой,

недужной

какими Голиафами я зачат —
такой большой и такой ненужный.

Поэт сравнивает себя с плачущей скрипкой, которая так одинока в оркестре, где все ее старания, ее прекрасная игра никому не нужна, где каждый живет своей жизнью, хотя и играет одну музыку слаженно и хорошо.

Знаете что, скрипка?

Мы ужасно похожи: я вот тоже ору —

а доказать ничего не умею! …

Читая Маяковского, мы еще и еще раз осмысливаем всю грандиозность необыкновенного явления, имя которому — Маяковский.
Творчество поэта, чувствующего себя «должником вселен­ной», став классикой советской поэзии, заслужило любовь всего прогрессивного человечества. Его творчество» современное нам, людям 90-х годов, прорвав «громаду лет»», войдет, «весомо, грубо, зримо» и в жизнь последующих поколений. Его «боль­шое сердце» завещало нам многое: любовь, доброту, звезды надежд и взаимопонимания, потому что они нужны нам, что­бы верить и жить.