Близорукие гуманисты. Заметным явлением русской литературы начала XX века стала пьеса Горького «На дне». Чем же объяснялся ее исклю­чительный успех? Сильное впечатление на зрителя произвело сочетание предельно реалистического изображения людей, достигших последней степени убожества, отчаяния и беспра­вия, с прославлением Человека и его правды. Перед глазами публики впервые предстал невиданный до сих пор мир воров, босяков, шулеров, то есть людей, опустившихся на «дно» жиз­ни. И в нем, как в опрокинутом зеркале, отразился тот мир, от­куда были низвергнуты эти люди.

Пьеса Горького была проникнута протестом против соци­альных беспорядков капиталистического общества и страст­ным призывом к справедливой и спокойной жизни. «Свобода во что бы то ни стало — вот ее духовная сущность» — так опре­делил идею пьесы К. С. Станиславский, поставивший ее на сцене МХАТа.

Мрачный быт костылевской ночлежки изображен Горьким как воплощение социального зла. Судьба обитателей «дна» — грозный обвинительный акт против несправедливого общест­венного строя. Люди, живущие в этом подвале, похожем на пе­щеру, — жертвы уродливых и жестоких порядков, при которых человек перестает быть человеком, превратившись в бесправное существо, обреченное влачить жалкое существова­ние. Обитатели «дна» выброшены из нормальной жизни в силу волчьих законов, царящих в обществе. Человек предос­тавлен самому себе. Если он споткнулся, выбился из колеи, то ему грозит неминуемая нравственная, а нередко и физическая гибель. Неверие в правосудие заставило Сатина самого отом­стить негодяю, погубившему его сестру. Эта месть привела его в тюрьму, которая и определила его дальнейшую судьбу. Буб­нов вынужден уйти из дома, оставив мастерскую жене и ее лю­бовнику, так как не надеялся на защиту со стороны представителей закона. Конечно, люди, оказавшиеся в косты- левской ночлежке, вовсе не идеальны. Они совершают ошиб­ки, делают глупости, но не заслуживают того, чтобы общество выбросило их на «дно» жизни, не оказав никакой поддержки. Васька Пепел, сын вора, родившийся в тюрьме, обречен идти по стопам своего родителя, ибо иной путь для него закрыт. Трудолюбие и упорство Клеща, не желающего смириться с участью ночлежника, не помогли ему подняться с жизненного «дна».

Обратившись к изображению жизни городских низов, дра­матург затронул актуальную проблему современности: каков выход из создавшегося положения, в чем спасение людей «дна» ? По признанию самого Горького, основной вопрос пьесы — что лучше: истина или сострадание? Нужно ли пользовать­ся ложью, как Лука? Будет ли для обитателей ночлежки целе­бен пассивно-сострадательный гуманизм утешительной лжи? Носителем ее, жалеющим и утешающим людей, выступает в пьесе странник Лука. Он искренне сочувствует жертвам жиз­ни, униженным и оскорбленным людям, бескорыстно стре­мится облегчить их страдания, помочь им. Умирающей Анне он обещает после смерти жизнь в раю, где она отдохнет от зем­ных страданий. Пеплу с Наташей старик советует начать но­вую жизнь в золотой стране Сибири. Актеру рассказывает о бесплатной лечебнице для алкоголиков, адрес которой он за­был, но обязательно вспомнит, давая этим спившемуся чело­веку надежду на возвращение к прежней жизни.

Позиция Луки — идея сострадания к человеку, идея «воз­вышенного обмана», который позволяет человеку нести бремя «низких истин», встречающихся на его тернистом пути. Лука сам формулирует свою позицию. Обращаясь к Пеплу, он гово­рит: «…чего тебе правда больно нужна… подумай-ка, прав- да-то, может, обух для тебя». Потом он рассуждает о «праведной земле». Лука не верит в нее, он знает, что ее нет. Он слишком близорук, чтобы увидеть эту землю, которую предвидит Сатин. Лука готов приветствовать всякую идею, если она способна утешить человека, облегчить хоть на мину­ту его страдания. Он не думает о последствиях лжи, которая рано или поздно раскроется. Стремясь защитить человека, Лука вместе с тем не верит в него, для него все люди ничтож­ны, слабы, жалки, нуждаются в утешении: «Мне все равно! Я и жуликов уважаю, по-моему, ни одна блоха не плоха: все чер­ненькие, все прыгают». Таким образом, основная черта идео­логии Луки — черта рабства. И здесь Лука перекликается с Костылевым, философия терпения — с философией угнете­ния, точка зрения раба — с точкой зрения хозяина. Горький вкладывает эту мысль в уста Сатина: «Кто слаб душою и кто живет чужими соками, — тем ложь нужна… Одних она под­держивает, другие прикрываются ею… А кто сам себе хозяин, кто независим и не берет чужого — зачем тому ложь? »

Гуманизм Луки основан на пассивном сострадании, кото­рое, принеся минутное облегчение, усугубляет разрыв между мечтой человека о счастье и его реальным безысходным поло­жением. Этого разрыва не смог вынести Актер, узнавший о том, что старик солгал и никакой лечебницы нет, а значит, нет и надежды на будущее. Остается один выход — самоубийство. Вместо счастливой жизни в Сибири, которую сулил Пеплу Лука, тот за убийство Костылева попадает на каторгу. Значит, утешительная ложь Луки только ухудшает положение отвер­женных.

Ложь Луки уводит ночлежников в мир иллюзий, который лишает их последних сил для борьбы с общественным злом, социальной несправедливостью, из-за которых и существуют костылевские ночлежки. Антипод Луки Сатин словесно опро­вергает философию утешительной лжи: «Ложь — религия ра­бов и хозяев», «Правда — бог свободного человека». Он верит в человека, в его способность выдержать правду, какой бы горь­кой она ни была. «Человек — вот правда», — утверждает ге­рой. В отличие от Луки Сатин требователен к человеку и считает, что человек все может, раз все зависит от его дел и идей. Он не нуждается в утешении ложью, порожденной жа­лостью. Жалеть человека — значит унижать его неверием в способность достичь своего счастья, значит искать поддержку во всех видах обмана и лжи, которые заменят недостающую волю к жизни. Под темными и угрюмыми сводами ночлежки, среди жалких, несчастных, бездомных бродяг звучат торжест­венным гимном слова о Человеке, о его призвании, силе и кра­соте. «Человек — вот это правда! Все — в человеке, все для человека! Существует только человек, все же остальное — дело его рук и мозга! Чело-век! Это великолепно! Это звучит… гор­до».

Человек сам творец своей судьбы, в нем сокрыты силы, с по­мощью которых он способен преодолеть самые жестокие ли­шения, вероломство судьбы, несправедливость мира, свои ошибки и социальные беды общества. Жалость и сострадание — прекрасные, очень необходимые всем нам качества, но только правдивое, адекватное понимание своих ошибок и воз­можностей может дать человеку шанс победить злую долю и стать действительно свободным и счастливым человеком.