Николай Михайлович Карамзин — представитель сентимен- тально-романтической линии русской литературы XVIII века. В его творчестве полно и ярко раскрыты художественные возмож­ности сентиментализма.

Чувствительность — так на языке конца XVIII века определя­ли главное достоинство повестей Карамзина, потому что основное внимание он сосредоточил на психологии героев, достигнув в этом деле высокого мастерства. Как никто из предшествующих рус­ских писателей, он умел показать все перипетии любви, передать тончайшие оттенки чувств, мастерски раскрыть внутренний мир своих героев. Погружая читателей в напряженную эмоциональ­ную атмосферу «нежных страстей», он учил их сострадать людям. Чувствительным и нежным называли Карамзина. В русской ли­тературе Карамзин был новатором — в области трактовки харак теров, тематики и стилистических средств, в области прозаических характеров.

Повесть Карамзина «Бедная Лиза», написанная в 1792 году и посвященная любовной теме, истории двух любящих сердец, полу­чила особую популярность среди современников. Его герои ищут счастья в любви, но их окружает большой и жестокий мир со сво­ими бесчеловечными и страшными законами. Этот мир лишает героев Карамзина счастья, делает их жертвами, несет им постоян­ные страдания и обрекает на гибель.

Лиза жила вместе с матерью в Подмосковье, в небольшом до­мике на берегу Москвы-реки, неподалеку от Симонова монастыря. И мать, и покойный отец старались привить дочери высокие мо­ральные качества. С детства учили ее, что в этой жизни ничего не дается даром, нужно всего достигать самому. Они и сами придержи­вались таких же принципов: отец «любил работу, пахал хорошо землю и вел всегда трезвую жизнь», а мать оставалась верна памяти мужа и многие годы продолжала проливать о нем слезы, «ибо и крестьянки любить умеют!» Лиза, воспитанная в строгости, «труди­лась день и ночь — ткала холсты, вязала чулки, весною рвала цветы, а летом брала ягоды — и все сие продавала в Москве».

Мы видим, что горячие симпатии автора неизменно сопутству­ют героине, на ее стороне он и в решении главного конфликта. Простая крестьянская девушка с самоотверженным характером (при всем уважении и любви к матери Лиза так и не сказала ей о своих отношениях с Эрастом) полюбила доброго, но избалованного праздной жизнью барина, не способного думать о последствиях своих поступков. Ее чувства были необыкновенно глубоки, посто­янны, а главное, бескорыстны. Лиза прекрасно понимала, что ни­когда не сможет стать женой любимого человека, ведь он «барин», но, несмотря на это, продолжала самозабвенно любить Эраста «со­вершенно отдавшись ему, им только жила и дышала… и в удо­вольствии его полагала свое счастье, совершенно не думая о себе».

Карамзин описывал отношения Лизы и Эраста в пастораль­ных, идиллических тонах, подчеркивая, что трагический конец их отношений — результат сложившихся обстоятельств и легкомыс­ленного характера главного героя, и причина вовсе не в социаль­ном неравенстве. Эраст — «довольно богатый дворянин» с «доб­рым от природы», но «слабым и ветреным сердцем». «Он вел рассеянную жизнь, думал только о своем удовольствии». Вначале Эраст думал только о «чистых радостях» и хотел «жить с Лизою как брат с сестрою», но переоценил свои силы. Затем, как обычно, пресытившись «наскучившими» отношениями, захотел освободить­ся от них. Для Лизы же потеря Эраста была равносильна утрате жизни. Существование без Эраста не имеет для нее смысла, поэто­му она кончает жизнь самоубийством.

Драма — не только у Лизы, но и у Эраста. Ведь осудить себя самого на нравственные муки до конца своей жизни — наказание не меньшее, чем быть осужденным другими. О душевной драме Эраста говорят слова самого автора: «Эраст был до конца своей жизни несчастлив. Узнав о судьбе Лизиной, он не мог утешиться и почитал себя убийцею». Своего героя Карамзин не считает типич­ным: «Люди делают много зла — без сомнения — но злодеев мало; заблуждение сердца, безрассудность, недостаток просвещения ви­ною дурных дел…»

Новаторство Карамзина состоит в том, что он не снизил значи­тельность выдвинутой им социально-этической проблемы благо­получной развязкой. В. В. Сиповский обратил на это обстоятель­ство особое внимание. «Бедная Лиза», — писал он в «Очерках из истории русского романа», — потому и была принята русской пуб­ликой с таким восторгом, что в этом произведении Карамзин пер­вый у нас высказал то «новое слово», которое немцам сказал Гете в своем «Вертере». Таким «новым словом» было в повести само­убийство героини. Русская публика, привыкшая в старых рома­нах к утешительным развязкам в виде свадеб, поверившая, что добродетель всегда награждается, а порок наказывается, впервые в этой повести встретилась с горькой правдой жизни».

Творчество Н. М. Карамзина сыграло выдающуюся роль в ис­тории русской литературы. «Чистая, высокая слава Карамзина принадлежит России, и ни один писатель с истинным талантом, ни один ученый человек, даже из бывших ему противниками, не отказал ему дани уважения глубокого и благодарности», — писал А. С. Пушкин. А по словам Белинского, Карамзин «создал на Руси образованный литературный язык», сумев «заохотить» русскую публику к чтению русских книг. Оценивая достижения Карамзи­на в развитии русской прозы, критик подчеркивал: «Карамзин первый на Руси начал писать повести, которые заинтересовали общество… повести, в которых действовали люди, изображалась жизнь сердца и страстей посреди обыкновенного повседневного быта», повести, в которых «как в зеркале, верно отражается жизнь сердца… как она существовала для людей того времени».