Анализ легенды о Данко. Имя Данко стало нарицательным для обозначе­ния самоотверженности и искренней бескорыстности. Однако его судьба представлена в исключительно тра­гической форме, что, как я полагаю, является свое­образным выражением авторской позиции, его взгляда на жертвенность одних людей ради других.

Мир, на его фоне которого образ Данко раскрыва­ется с потрясающей чистотой и искренностью, пока­зан очень несовершенным. Данко приносит в жертву во имя других самого себя. Устыдившись признаться в своей слабости, люди решили, что в их бедах вино­ват Данко. Когда же он указал им на их слабость, они решили его убить. Здесь наблюдается модель, кото­рая зачастую действует и в реальной жизни. Она за­ключается в том, что люди не любят, когда их недо­статки становятся очевидными.

Огонь желания спасти людей, вывести их на лег­кий путь осветил душу Данко и зажег его глаза могу­чим огнем. Но его красоту и яркость неспособны оце­нить те, кто погряз в собственной слабости. Вот поче­му люди решили, что Данко в ярости, и испугались его.

Когда великий герой стоит в окружении тех, ради кого он готов пожертвовать всем, когда он понимает, что они хотят убить его, даже тогда он думает о том, что хорошего он может сделать для них. Он разорвал руками грудь, вырвал из нее свое сердце и высоко поднял его над головой, и сердце засияло, ярко осве­тив лес. И лишь тогда люди на какой-то миг словно прозрели. Но не восхищение подвигом было тому причиной, а радость по поводу собственного спасе­ния.

Общество, представленное в виде трусливых лю­дей, никак не восприняло подвиг Данко. Своим по­ступком он не спасает слабый и во многом некраси­вый мир, не делает его лучше, лишь на какой-то момент он озаряет его светом своего сердца, но ведь это действительно лишь мгновение. Осторожный че­ловек наступает на пламенное сердце ногой… Разве такой участи заслуживает великий поступок? И кто тот осторожный человек, который позволяет себе на­водить порядки подобным образом? Мне кажется, что этим примером автор говорит о людях, которые исподтишка совершают плохие поступки, — даже не для того, чтобы извлечь из этого собственную выго­ду, а потому, что в их душе нет места положитель­ным составляющим. Такие личности остаются после того, как умирает Данко. Возможно, этот молодой человек с открытой душой мог бы оказаться более полезным миру, найдя в нем тех, кто нуждался бы в нем, а не в его жизни, которая стала ценой расплаты за доброту и самоотверженность. Несмотря на приня­тую трактовку его поступка, мне не хочется верить, что исход всех людей, отличающихся от основной массы, слабой и одновременно жестокой, — это гибель.

Гибель Данко — это нравственная гибель высоко­духовных людей, столкнувшихся со злом в виде чу­жого порока, слабости. Он не может победить слабость и своим жертвоприношением лишь способствует ее процветанию. Ведь люди, получившие то, что дал им герой, впоследствии не станут лучше, наоборот, — лишь укрепятся в своих позициях. И если раньше их жес­токость, являющаяся порождением слабости, была не столь ярко выраженной, о чем свидетельствует тот мо­мент произведения, где они устремляются за Данко, то впоследствии пороки расцветут пышным цветом. У этих людей нет основания становиться лучше. При­мер Данко — хорошего человека — вряд ли можно считать вдохновляющим. Так зачем стараться — по­думают они, — зачем пытаться усмирить свое жесто­косердие, если безопаснее оставаться такими, как все?

Однако Данко, безусловно, является героической личностью, человеком высоконравственным. Он не призывал к бессмысленным подвигам, выставлению напоказ своего сердца, выводу из темноты людей, ко­торые на самом деле должны оставаться в ней, пото­му что в ней не так заметны их пороки. Он призывал к жизни по велению большой и чистой души, и сказ­ка о Данко — лишь инструмент, с помощью которого автор обозначил свою позицию.