Анализ эпизода “Чичиков у Ноздрева”
Высмеивая пагубное влияние крепостного строя не только на крестьян, но и на самих крепостников, Н. В. Гоголь в поэме “Мертвые души” создает целую галерею образов помещиков, где каждое лицо выступает как яркий индивидуальный характер, и в то же время является типичным.

В образе Ноздрева Гоголь показывает человека, напрочь лишенного понятия о моральных и нравственных нормах, неспособного уважать ни себя, ни окружающих, живущего только сегодняшним днем. Он из тех людей, которые “начнут гладью, а кончат гадью”. Способный врать вдохновенно, но без нужды, меняться на что попало, жульничать и надувать при игре в карты, устраивать “истории”, покупать все, на что хватает денег, и тут же проигрываться в дым, Ноздрев сумел обмануть ожидания даже такого тонкого психолога, как Чичиков. Желание “даром кое-что выпросить” привело Чичикова в усадьбу Ноздрева.
Обманчивая внешность и непостижимое поведение не дают новому человеку сразу верно охарактеризовать Ноздрева, и тут нам на помощь приходит Гоголь. Он объясняет, что таких людей обычно зовут “разбитными малыми”, они слывут за хороших товарищей, а в лицах их “видно что-то открытое, прямое, удалое”. Однако на самом деле это “человек-дрянь”, и за свою страсть бессовестно нагадить ближнему он часто бывает бит. Его гадости, которые совершаются без всяких корыстных целей, без злобных намерений, а исключительно с целью получения сиюминутного удовольствия, не становятся от этого менее отвратительными.
Мот и дебошир, Ноздрев совершенно не занимается своим хозяйством, он прокутил и Проиграл все, что только было можно. Жена его давно умерла, а двух своих детей Ноздрев сдал на попечение “смазливой няньке”. Лишь на псарне помещик ведет себя как “отец среди семейства”, и мы видим, что для него там самое лучшее место.
Слишком поздно Чичиков понял истинную сущность Ноздрева, поскольку, связавшись с ним однажды, отвязаться от него было очень нелегко, если не невозможно. Жилка приобретателя подвела великого махинатора, и вся великолепная затея с “мертвыми душами” чуть было не потерпела крах. Поскольку Чичиков всячески отказывался покупать коней, собак, шарманку, бричку и т. д., играть в карты и пить вместе с хозяином, ему было суждено уехал из деревеньки Ноздрева с синяками и шишками (по меньшей мере), если бы не приехал полицейский.
Самое поразительное то, что в городе все прекрасно знали о “слабостях” Ноздрева, однако это никого не шокировало и общения с ним никто не прекращал. При игре в карты за ним, конечно, внимательно следили и секретов не доверяли. Однако как только в городе начался переполох по поводу того, что Чичиков с неизвестной целью скупает “мертвые души”, обратились именно к Ноздреву, зная заранее, что он “лгун, что ему нельзя верить ни в одном слове, ни в самой безделице”.
Самое страшное то, что и в наше время ноздревы не перевелись, они доставляют неприятности другим, получая от этого искреннее удовольствие. Гоголь пишет: “Может быть, назовут его характером избитым, станут говорить, что теперь нет уже Ноздрева. Увы! Он везде между нами и, может быть, только ходит в другом кафтане, но легкомысленно-непроницательны люди, и человек в другом кафтане кажется им другим человеком”.