А. Блок — певец Прекрасной Дамы. Ранний А. Блок предстает перед нами как тонко чувствующий лирик, которому присущи и романтические порывы, и томление, и восторг, и предчувствия. Горький писал о нем, что “это настоящий, волею божьей поэт и человек бесстрашной искренности”.
На формирование А. Блока как поэта оказало большое влияние учение Вл. Соловьева, поэта, религиозного мыслителя и философа конца XIX в. Блок на время становится мистиком, видя в событиях окружающего мира предвестников конца света. Спасение от наступающего хаоса поэт видит в начале “Вечной женственности”, символе Красоты и Добра, которые и получили свое развернутое воплощение в первом поэтическом сборнике А. Блока “Стихи о Прекрасной Даме”. Эта книга не только отразила юношескую влюбленность поэта в Л. Д. Менделееву, которая стала впоследствии его женой, всегда была его мукой и радостью. Но Прекрасная Дама в интерпретации поэта принимает внеземные, сверхчувственные формы, становится символом высшего воплощения совершенства, гармонии, красоты, женственности.
Предчувствую Тебя. Года проходят мимо.
Все в облике одном предчувствую Тебя.
Весь горизонт в огне — и ясен нестерпимо,
И молча жду, — тоскуя и любя.
“Стихи о Прекрасной Даме” почти полностью отрешены от быта, от реальной жизни, поэтому у главного образа, к которому обращены все мечты и надежды поэта, нет имени — и множество имен: Дочь света, Таинственная Дева, Вечная Любовь, Владычица Вселенной, Святая, Светлая, Ясная, Тихая, Певчая… Лирический герой искренне верит и ждет встречи с ней, надеясь, что это поможет преобразить мир:
О, взойди же предо мною
Не в одном воображенъи!
Однако в то же время поэт предчувствует и бесконечно боится того, что может произойти обман, подмена: “Но страшно мне — изменишь облик Ты…” Это тревожит лирического героя, не дает ему покоя, но в конце концов так и случается:
Ты обманут неизвестным:
За священные мечты.
Невозможно бестелесным
Открывать свои черты.
Со временем окружающий мир с его трагедиями и конфликтами, человеческими страданиями, хаосом, революционными событиями вторгается в изолированный мир мечтаний и идеалов А. Блока, нарушает так и не найденную гармонию. И поэт начинает понимать, насколько недостижим в реальности его идеал:
Мне страшно с Тобой встречаться,
Страшнее Тебя не встречать…
А хмурое небо низко —
Покрыло и самый Храм.
Я знаю: Ты здесь. Ты близко.
Тебя здесь нет. Ты — там.
Поэт чувствует надвигающиеся большие перемены как в собственной судьбе, так и в судьбе своей страны, ощущает, что близится решающее, необычное время, обращающее все прошлые надежды в призраки:
Убегаю в прошедшие миги,
Закрываю от страха глаза
На листах холодеющей книги —
Золотая девичья коса.
Надо мной небосвод уже низок,
Черный сон тяготеет в груди.
Мой конец предначертанный близок,
И война, и пожар — впереди.
Именно в это время А. Блок утрачивает веру в свое “виденье, непостижимое уму”: “Ты в поля отошла без возврата”. Но перед поэтом открылся реальный мир — многообразный, противоречивый, человечески-земной, новый.
Отворяются двери — там мерцанья,
И за ярким окошком — виденья.
Не знаю — и не скрою незнанья,
Но усну — и потекут сновиденья